Ильзар ГУМАРГАЛИЕВ Последствия вступления России в ВТО

5 октября 2017 - samoch

Всемирная торговая организация (ВТО) создана в 1995 с целью либерализации международной торговли и регулирования торгово-политических отношений государств-членов. В настоящее время в организации состоит более 160 стран. Правила ВТО регулируют только торгово-экономические вопросы. Переговоры о вступлении России во Всемирную торговую организацию велись 18 лет, с 1993 по 2011.

Фактическое вступление России во Всемирную торговую организацию (ВТО) с 22 августа 2012 не остановило долгую и длинную серию споров о роли данного института регулирования мировой торговли. Прежде всего, эти различия во взглядах касаются не проблемы ВТО и присоединения к ней как самодостаточной темы, а связаны с другими сущностными проблемами отечественной экономики последних двух десятилетий. Это вопросы об эффективности реформ начала 90-х, стимулировавших вступление в ВТО и путях модернизации, (инновационного развития, реиндустриализации и т.д.). Позиции разных специалистов, ученых и практиков, отражают разброс мнений по данному вопросу, в основном связанных с теми или иными политико-экономическими доктринами, популярными (но не обязательно господствующими) в данный момент.

Одну из них, более позитивную накануне вступления, выразил Питер Мандельсон, председатель международной консалтинговой компании Global Counsel, бывший комиссар по внешней торговле Евросоюза. «Если Россия хочет – а я считаю, что именно этого хотят российские власти, – двигаться в сторону открытой торговли и инвестиций, выбрать эту модель экономического роста, уходить от устаревшей системы импортозамещения, субсидирования промышленности, если Россия хочет стать частью мировой экономики XXI в., она должна была вступить в эту организацию. (…) Очень важно стать частью системы торговли, основанной на международных правилах»[1].

С другой стороны, представители российских промышленных ассоциаций выступали против вступления России в ВТО. Их оценка заранее была негативна. «От имени и по поручению трудовых коллективов и работников профсоюзов российских предприятий промышленности и сельского хозяйства заявляем о необходимости пересмотра условий присоединения России к ВТО в связи с их негативным влиянием на социально-экономическое развитие страны. 

Обязательства по вступлению России во Всемирную торговую организацию: (…)

 

 

 

 

 

Рис 1. Барьеры для ведения бизнеса и развития торговых, инвестиционных и др. связей в ВТО.[2]

2. Нарушают принцип эскалации таможенного тарифа. Пошлины на готовую продукцию существенно ниже, чем на сырьё и компоненты для её изготовления (…) 4. Приведут к сокращению экспорта не сырьевых товаров из-за отмены действующих мер и введения ограничений по его поддержке. 5. Приведут к снижению налоговых отчислений нашими предприятиями в бюджеты всех уровней»[3].  Налицо два противоположных утверждения, каждое по-своему прорисовывает ситуацию.

Среди этих суждений можно постараться выделить объективные критерии для сравнения и выводов, базирующиеся на определённых выделенных параметрах. Одним из таких параметров может быть состояние бюджета и его индикаторов, а также регулирование естественных монополий. Важно учитывать и правовое состояние бизнеса в России (рис.1).

 

 

Компенсация потерь доходов бюджета и оптимизация расходов

Вначале обратимся к официальным оценкам. Глава Минфина Антон Силуанов заявлял[4], что после вступления России в ВТО доходы бюджета страны сократятся на 310 млрд. руб. в связи с отменой импортных пошлин. Минфин зарезервировал часть расходов и составил новые бюджетные правила на несколько лет. Сумму расходов, указанную в бюджете, не меняли, а на покрытие возникшей разницы направили средства из Резервного фонда. Подтвержденные расходы на 2013 составили 343 млрд., а на 2014 – 850 млрд. руб.

Защитные меры в ряде отраслей

Были разрешены защитные меры в отношении нескольких отраслей, которые должны пострадать от членства страны в этой организации. Так, в автомобильной промышленности сочли, что «поддержка требуется производителям коммерческой техники, которые, во-первых, восстанавливаются медленнее после кризиса, а во-вторых, конкуренция с иностранными производителями у них более жесткая, в том числе из-за вступления в ВТО», – заявил Михаил Ганелин, аналитик инвестиционной компании (ИК) «Тройка диалог»[5].

Выделялись расходы из бюджета на финансирование мероприятий федеральной целевой программы «Развитие гражданской морской техники», при этом объёмы финансирования по отношению к 2011 увеличились практически в 2 раза[6].

Следует подчеркнуть особо, что проведённые мероприятия явились по терминологии ВТО «незапрещенными субсидиями». Запрещенными считаются субсидии, напрямую ограничивающие импорт или стимулирующие экспорт. При этом разрешается поддержка страхования экспортных кредитов. В правилах ВТО есть ссылка на нормы Организации экономического сотрудничества и развития, предусматривающие поддержку экспорта, но это не совсем субсидирование. Все остальные субсидии делятся на 2 части. Часть субсидий горизонтальная, например, регулирование тарифов на услуги естественных монополий и это не запрещено. Вторая часть это специфические субсидии конкретным предприятиям. Они могут предоставляться с ограничениями[7]. Также кредитование, предоставление займа или расчет импортного тарифа, если они соответствуют рыночной конъюнктуре, считаются разрешенными субсидиями со стороны государства.

Тарифы для естественных монополий

С тарифами для естественных монополий складывается следующая картина. Здесь примером могут служить железные дороги. ОАО «Российские железные дороги» (РЖД) оценило в 21 млрд. руб. ежегодный выпадающий доход на тарифах из-за вступления в ВТО.

Такая сумма сформировалась из-за унификации в 2013 международных и внутренних ставок на перевозку нескольких типов грузов, в первую очередь нефти и нефтепродуктов. Потери РЖД компенсируются путём установления единых тарифов выше внутрироссийских в среднем на 4-8%, но ниже международных[8].

Согласно расчетам РЖД, если международные тарифы снизить до внутрироссийских (с учетом унификации тарифа на порожний пробег цистерн), выпадающий доход монополии составит 21 млрд. руб. в год. Основная часть придется на нефтяные грузы — 18 млрд. руб. Потери по лесным грузам составят 2,4 млрд. руб., а по неорганической химии — 0,6 млрд. руб.

Отдельно монополия просчитала возможные потери от унификации тарифов на транзитные перевозки в рамках Единого экономического пространства. Если будут унифицированы транзитные ставки по всем направлениям, потери РЖД составят 7,1 млрд. руб. Таким образом, в сумме монополия теряет на унификации тарифов до 28,1 млрд. руб. в год.

Ранее руководство РЖД неоднократно выражало поддержку вступлению в ВТО. Так, президент компании Владимир Якунин говорил, что выгоды транспортного сектора от присоединения РФ к торговому клубу превышают риски. Он также выражал мнение, что вступление в ВТО поможет российским производителям подвижного состава укрепить позиции на мировых рынках. «В силу того что Россия вступила в ВТО, по сути дела, совершен переход в западную систему экономики, то есть мы туда полноценно интегрированы. Не вдаваясь в подробности – я убежден, что применительно к транспорту это принесет больше выгод, чем рисков. Тем не менее, риски есть, и к ним надо быть готовыми», – писал в своем блоге, на тот момент глава РЖД, Якунин[9].

Также и другая естественная монополия «Газпром» выразила озабоченность последствиями распространения правил ВТО на её сферу деятельности – добычу и транспортировку газа. Такие опасения изложены в письме руководство газовой монополии в Минэнерго. Компания может лишиться господдержки, преимуществами пользования трубопроводов. И, соответственно, концерн не сможет субсидировать низкие цены для потребителей[10]. (См.

Анализ «подводных камней» при присоединении к ВТО

После вступления в ВТО остались существенными и приобрели реальные очертания угрозы, о которых предупреждали представители общественности – промышленники, предприниматели, часть экспертного сообщества. Эти неявные проблемы проясняются путём анализа реальных последствий и существующей практики (прецедентов) при вступлении в ВТО.

Что обещает ВТО и что будет на самом деле

(Данные взяты из различных зарубежных источников, которые здесь для краткости изложения опущены).

ВТО квалифицирует продукты ГМО как «эквивалентные» обычным продуктам. В рамках ВТО нельзя запретить ввоз ГМО-продуктов. Из-за судебного процесса в Суде ВТО и угрозы штрафов ЕС был вынужден разрешить ввоз ГМО. ВТО борется против маркировки ГМО.

Ученые разных стран, в том числе российские, пришли к выводу, что ряд получаемых и распространяемых сегодня ГМО приводит к увеличению смертности, циррозу печени, дегенерации воспроизводящих органов, онкологии и т.д.

В 2000 ученые разных стран мира опубликовали «Заявление об опасности генной инженерии», а затем и «Открытое письмо ученых», в котором призвали правительства всех стран ввести мораторий на распространение ГМО. Обращение подписали 828 ученых из 84 стран мира.

Из-за признания в США ГМО эквивалентными обычным продуктам не проводились их биохимические и токсикологические исследования. После того как ГМО-корпорация распространяет в стране свои ГМО-семена (которые не дают потомства и привязаны к гербициду той же компании, например «Roundup»), она требует выплаты «лицензионных отчислений» за использование запатентованных семян.

Таким образом, импорт ГМО-семян – путь в продовольственную зависимость страны: Фермеров «подсаживают» на ГМО-зерно и они обязаны каждый год покупать посевные и гербициды у той же компании. ГМО-компании перешли к патентованию генетически измененных семян всех культур – риса, кукурузы, сои, пшеницы и других. США оказывают большое давление на Россию принять ГМО-продукты американских корпораций.

Ингредиенты гербицида «Roundup» оказывают токсическое действие на человеческие клетки. ГМО-корпорации рекламируют ГМО-зерно, заявляя, что на него нужно меньше пестицидов, но в течение 13 лет в США общее использование пестицидов выросло на 318 млн. фунтов.

ВТО заявляет, что законы ВТО прозрачны.

Страны-члены ВТО составляют в рамках ГАТС списки секторов других стран, куда хотят получить доступ их концерны, и списки секторов, которые сами хотят открыть. Эти списки не публикуются и не подлежат публичному обсуждению.

ВТО заявляет, что механизмы принятия решений в ВТО демократичны.

ВТО создана под давлением и в интересах корпораций, они имеют механизмы влияния через лобби-организации и торговых представителей.

ВТО заявляет, что ВТО откроет для России новые возможности и предоставит России новые права.

Законы ВТО и Суд ВТО станут выше законов России. Цель законов ВТО – не допустить, чтобы страны периферии стали в будущем конкурентами, и для этого отнять у государств периферии право на самостоятельное законодательство и регулирование, касающееся деятельности капитала метрополий в этих странах. Итак, с вхождением России в ВТО углубится периферийный статус России в международном разделении труда. 

  Сельское хозяйство        

«Соглашение по сельскому хозяйству» ВТО требует открыть рынки стран третьего мира. В это же время США и ЕС продолжают субсидировать сельское хозяйство в своих странах, что ведет к перенасыщению рынков периферии субсидированными продуктами, к падению цен на них и банкротству местных производителей. Минсельхоз в докладе для Правительства России прогнозирует разорение сельского хозяйства из-за вступления России в ВТО. 101 Вступление России в ВТО и связанное с ним снижение импортных пошлин сделают наше сельское хозяйство неконкурентоспособным, учитывая субсидирование сельского хозяйства в США и ЕС. 

Первые  и ожидаемые проблемы при вступлении в ВТО

Естественно, после вступления России в ВТО появились и отрицательные оценки последствий присоединения. Они высказывались разными специалистами, в том числе наряду с частью экономистов – упомянутыми представителями разнообразных союзов промышленников. Приведем и их мнения[11].

«…Риски и угрозы ВТО, также как и абсолютная неготовность России к присоединению к этой организации, были понятны и очевидны для всех, кроме высокопоставленных правительственных чиновников. Которые, насколько можно судить, целенаправленно или в силу чудовищной некомпетентности, втягивая Россию в ВТО, тем самым лоббировали интересы крупного российского сырьевого олигархического капитала, международных финансовых спекулянтов и транснациональных корпораций. В ущерб задачам неоиндустриализации отечественной экономики, стратегической национализации командных высот (прежде всего, обеспечивающих извлечение сверхприбыли от эксплуатации ренты: природно-сырьевой, инфраструктурной, монополистической, ссудно-процентной и т.д.) и вертикальной интеграции производительного капитала, туда и собственности[12].

Вместо интенсификации процессов технического перевооружения производственных мощностей, обновления изношенных на 70-80% основных фондов и внедрения трудо- и ресурсосберегающих технологий в стране наблюдается инвестиционный кризис (спад капитальных вложений в основные фонды в январе-июле 2013 составил 0,7% – худшее значение с последних месяцев кризисного 2009). Вместо притока производительных иностранных инвестиций в техническое перевооружение производств наблюдается приток иностранных кредитов и займов Удельный вес кредитов и займов в структуре притока иностранных инвестиций вырос с 48 % в 2000 г. до 97,2 % в 2012. Вместо привлечения высоко квалифицированной и высокопроизводительной рабочей силы на вакантные места наблюдается неконтролируемый наплыв низко квалифицированной дешевой бесправной рабочей силы из республик СНГ и дальнего зарубежья[13].

Выводы по промежуточным результатам

Суммируя всё написанное о бюджетных и тарифных проблемах, можно сказать следующее. Выгоды от вступления в ВТО растянуты во времени. И они зависят от активной политики правительства по привлечению инвестиций, созданию режима наибольшего благоприятствования для предпринимательства, от развития благоприятной институциональной среды и т.д. Недостатки функционирования в системе ВТО проявляются быстрее. Они усугублены в нашем случае коррупцией, неразвитой деловой и иной инфраструктурой, высокими налогами, низкой доступностью кредита для предпринимателей. Путь решения проблемы состоит в институциональном направлении через использование благоприятных защитных режимов, разрешенных ВТО[14], в том числе упомянутых ранее, в финансовом плане – в использовании ресурсов бюджета и резервных фондов для целевого финансирования «слабых» отраслей с заданными критериями достижения целей по истечении определенного времени. Наконец, в организационном плане возможно использование потенциала имеющихся министерств и ведомств в партнёрстве с предпринимательскими объединениями для информирования и прогнозирования тенденций в условиях «пост-ВТО». Важно учитывать опыт других стран – например, Китая – при вступлении в ВТО (рис. 2). Таковы общие направления действий, позволяющие адаптировать нашу экономику к ВТО через бюджетно-тарифный механизм.

 

Рис. 2. Сравнение исходных условий вступления в ВТО России и Китая. [15]

 

 

 

 

P.S. К итогам. Спустя почти пять лет после вступления в ВТО, проявились все недостатки этого шага. Это и спад производства в некоторых ключевых отраслях, и снижение ВВП, снижение доходов, что также важно. С другой стороны, мы видим, что геополитические и геоэкономические   «изменения», последовавшие с весны 2014, заставили «естественным» образом наше руководство (прежде всего, президента и в меньшей степени правительство России) защищать внутренний рынок. Да и сами западные страны, забыв о «свободе торговли» и т.д., быстро ввели санкции (в какой мере это отрицательный шаг, а в какой нет – отдельный вопрос) против наших компаний, государственных структур и ряда должностных лиц. Поэтому появились наши «контрсанкции», официально было заявлено о переходе к «политике импортозамещения» (другое дело, опять же, что её не сразу удалось реализовать). Таким образом, мы убеждаемся в эфемерности абстрактного следования «принципам ВТО», а также в необходимости (это частично, но не в полной мере) выстраивания независимого социально-экономического курса развития страны и общества.  

 

 


[1] Что ждет Россию в ВТО? Фрагмент передачи «Большой дозор» радиостанции «Эхо Москвы» 29 августа 2012. http://www.echo.msk.ru/programs/dozor/944704-echo/

[2] Там же, с. 15.

[3] Российские промышленники заявляют: модернизация в ВТО невозможна. http://wto-inform.ru/news/russian_industrialists_say_modernization_in_the_wto_is_not_possible/

[4] Вступление России в ВТО обернется убытками. http://www.utro.ru/articles/2012/06/08/1051789.shtml

[5] Там же.

[6] Основные результаты и направления бюджетной политики на 2012 г. и период до 2012 г. М, 2011. Минфин. С. 52.

[7] Вступление России в ВТО, последствия. Интервью руководителя российской делегации на переговорах по вступлению в ВТО М.Ю. Медведкова корреспонденту «Интерфакс». http://www.prado-club.su/forum/index.php?topic=78413.40

[8] РЖД просят компенсировать 21 млрд. руб. выпадающих доходов от вступления РФ в ВТО – Коммерсант. http://www.1prime.ru/news/0/%7B1C605D66-D65A-4178-ACC5-EC2F2FE08A4C%7D.uif#ixzz2BbeB7uwi

[9] РЖД: выгоды транспортного сектора от членства в ВТО превышают риски. РИА Новости. http://ria.ru/economy/20120829/732830826.html; Блог Владимира Якунина: http://v-yakunin.livejournal.com/59327.html

[10] Газпром испугался вступления России в ВТО. http://lenta.ru/news/2012/08/20/wto/

[11] Всемирная торговая организация. Что ждет Россию?оссию? Цифры и факты. М., 2012. С сайта http://stop-vto.ru/docs/

[12] Влад. Жуковский. О последствиях вступления России в ВТО. http://ruskline.ru/analitika/2013/09/06/o_posledstviyah_vstupleniya_rossii_v_vto/

[13] Там же.

[14] Например, Россия может признать себя страной с развивающимся рынком и установить ввозной тариф на уровне 20-30%, как это сделали Китай, Аргентина, Турция, а не развитой страной с тарифом 10% . В данном случае важен не престиж, а конкретная выгода. См. графики.

[15] Там же, с. 9.

 

← Назад