Игорь СЫТНИК АБРИКОСЫ ЕЩЁ НЕ СОЗРЕЛИ

18 сентября 2015 - samoch

На «майдане» в Армении правые и левые по сравнению с Украиной поменялись политическими ролями. Правые в Армении сыграли за Россию, похоронив свой «майдан».

Тысячи протестующих людей не уходят ни днём, ни ночью с главной площади столицы. Скандирование антипрезидентских лозунгов. Жёсткий разгон демонстрантов, в результате чего на площадь вышло гораздо большее число митингующих, чем прежде… События в Ереване вроде походили на то, что происходило в Киеве полтора года назад, и потому их тут же окрестили «армянским Майданом». Но не верьте простым аналогиям. Если уж это и был Майдан, то во многом противоположный киевскому. Потому он и не привёл к тем потрясениям, что произошли в Украине. Или пока не привёл?

Чем отличается площадь Свободы от площади Независимости?

Если всмотреться в нынешние события в Армении, то обеспечен взрыв мозга сторонникам чёрно-белых схем, привыкшим мерить всё одной меркой. С одной стороны, как и в Киеве полтора года назад, та же атмосфера братства, позитива. Даже ещё более энергичного позитива, учитывая кавказский темперамент и тёплые летние ереванские ночи. Практически круглосуточно люди на площади то танцевали национальный танец «кочари» (зажигательный хоровод, чем-то напоминающий греческий «сиртаки»), то пели хором что-то столь же воодушевляющее. А ещё добавим к этому спонтанно возникающие соревнования в игре на барабанах! В общем, зрелище впечатляло.

Как и в Киеве, численность протестующих резко возросла после того, как власть решила жёсткими силовыми методами очистить площадь. Даже названия этих главных площадей в Киеве и Ереване, где было «великое стояние» митингующих, схожи – площадь Независимости и площадь Свободы. По сути, об одном и том же.

Похожим был и примерный расклад политических взглядов участников и организаторов бессрочного митинга. И в Киеве, и в Ереване подавляющее большинство участников не были членами политических партий. При этом тон на обеих площадях задавали правые и ультраправые. И в Киеве, и в Ереване в протесте участвовали и левые – в лице анархистов. Однако не они, а именно правые диктовали политическую повестку митинга. И вот здесь начинается большая разница между правыми в Киеве и Ереване. Вроде политические единомышленники, а толкали протест в совершенно противоположные стороны.

В Ереване, в отличие от Киева, митинг разгоняли водомётами

С чего началась буча в Киеве? С того, что тогдашний президент Виктор Янукович стал оттягивать подписание договора об ассоциации Украины с Евросоюзом, поскольку, мол, это испортило бы отношения с Россией. «Евромайдан» потребовал прекратить постоянно оглядываться на Москву, которая, дескать, потакает созданию в Украине криминального государства, и поскорее начинать реформы в европейском духе. А правые громко заговорили о том, что Украина должна освободиться от многовековой колониальной оккупации со стороны России. Эти настроения и стали доминировать на киевской площади Независимости.

В Ереване вроде тоже поводом для массового выхода на площадь стало недовольство экономическим диктатом со стороны российских олигархов. Всё началось с того, что «Электрические сети Армении» (дочерняя компания российской «ИНТЕР РАО ЕЭС» во главе с экс-руководителем администрации президента РФ Игорем Сечиным) решили на 40% повысить тариф на электричество. У жителей страны, и без того много лет переживающей социально-экономический кризис, это вызвало взрыв эмоций. Уже сейчас оплата электричества составляет около трети средней зарплаты по стране. А что ж будет после повышения?!

Было создано общественное движение «Нет грабежу!». Несколько сотен возмущённых граждан начали сидячую забастовку на главной площади столицы, а через три дня – шествие к зданию президентской администрации. В ответ власти сделали ту же глупость, что и полгода назад их коллеги из Киева – решили жёстко разогнать и арестовать протестующих. Нужно лишь опять сделать поправку на кавказский темперамент. Ереванские полицейские не рискнули орудовать дубинками, а использовали водомёты.

«Энергосети Армении» были проданы компании Сечина через офшорного посредника

Реакция армянского общества была столь же негодующей, как и ранее украинского. На следующий день на мятежной площади Свободы было уже 10-15 тысяч человек – внушительное число для миллионного Еревана и двухмиллионной Армении. Демонстранты выстроили баррикады из мусорных баков и продолжили бессрочную сидячую забастовку, но уже во впечатляющем масштабе. К тому же к Еревану вскоре присоединились ещё четыре города – Гюмри, Ванадзор, Аштарак и Абовян.

Президент Армении Серж Саргсян заявил, что повышение цен на электроэнергию откладывается на полгода, и что сначала нужно разобраться. Но митингующим этого было уже мало.

– Мы требуем наказать всех полицейских, которые разгоняли водомётами и арестовывали демонстрантов, – заявил один из организаторов протеста Артур Кочарян. – И, разумеется, разобраться с «Энергетическими сетями Армении»! У нас много вопросов по этому поводу. Почему провалился тендер Всемирного банка по приватизации этой компании? Как случилось, что она в итоге была продана оффшорной фирме «Мидленд ресурс», принадлежавшей депутату парламента Арутюну Памбукчяну, а тот немедленно перепродал энергосети российским собственникам? Нормально ли, что иностранная компания обладает монопольной собственностью на стратегические активы Армении? Чем была вызвана потребность в резком удорожании тарифов?

Каждый вечер в 21.00 ряд окон в домах на проспекте Баграмяна гасли. Так жители выражали свою гражданскую активность, поддерживая призыв на этот час выключать в квартирах свет и все электрические приборы.

– Мы хотим, чтобы российские владельцы «Электрических сетей Армении» ощутили наш протест потерями в своём кармане, – объяснил митингующий студент Арам. – Только тогда нас перестанут игнорировать, и станут с нами считаться.

Лидеры протеста не поднимали политические темы

Вроде конфигурация понятна и знакома по киевскому Майдану: протест против российского диктата. Ситуация усугубляется ещё и тем фактором, что засилье российских компаний в Армении не ограничивается энергетической отраслью. Логично ожидать скандирования лозунгов типа «Путин, уходи!» и «антимоскальской» риторики, переведённой на армянский. Да и российские телеканалы с мазохистским чувством уже стали рассказывать о том, что в Ереване-де началась «цветная революция», организованная Западом против России. Ну как же, армянская власть – союзник Кремля, значит, массовые протесты направлены против Кремля в угоду американцам. Логично? Для тех, кто привык к чёрно-белому мышлению – вполне. Вот только политическая жизнь устроена сложнее этих примитивных схем.

Увидев, что протест набирает силу, лидеры движения «Нет грабежу»!» … нет, не призвали отправить президента в отставку, как лидеры киевского Майдана. Наоборот – объявили об уходе с улиц и переводе гражданского протеста в форму общественной экспертизы энергоиндустрии – правовой, финансовой и экономической.

– Мы уходим с улиц, потому что оставшиеся провоцируют кровопролитие, – заявил один из лидеров движения Вагинак Шушанян. – Президент отложил повышение цен, назначил аудит, договорился с Москвой о скидке в цене на газ. Россия согласилась выделить кредит на продление срока эксплуатации Армянской АЭС. Следственный комитет РФ передаёт правоохранительным органам Армении дело об убийстве семьи Аветисян в Гюмри, то есть солдата-срочника с российской базы будут судить по армянским законам.

На первый взгляд, действительно большие подвижки. Но ведь это всё не меняет главного – Армения остаётся в зоне экономического и политического контроля Кремля. Вроде этот вопрос и должен беспокоить ереванский «майдан». Однако никакие вопросы о переходе из Таможенного союза в Евросоюз, о выводе российской военной базы из Гюмри – всё то, что и было бы сутью «цветной революции» в Армении – на митинге вообще не обсуждались. Ни резолюций, ни заявлений, ни лозунгов. Если кто-то и начинал выступать с антироссийской темой, то ему быстро объясняли, что он – не по тому адресу. Почему? Для того, чтобы разобраться в этом, надо вернуться в прошлое…

Война за Нагорный Карабах была нужна для развала СССР

Моя юность прошла в «Арменикенде» – армянском районе Баку. В этой яркой своим национальным многоцветием столице армяне составляли одну из самых насыщенных красок. Триста тысяч человек на один город! Немало армян было и среди моих друзей. Впрочем, по национальному признаку тогда друзей не делили, для этого были другие принципы – обычные мужские. Всё стало меняться в конце 80-х – после того, как на ровном месте возникла проблема Нагорного Карабаха…

В средние века на этой горно-лесистой территории находилось тюркоязычное Карабахское ханство. В XIX веке, согласно Туркменчайскому договору между Россией и Ираном, российская власть стала переселять в Карабах иранских армян. Затем к ним присоединились армянские беженцы из Турции. В результате армяне в XX веке стали этническим большинством на сей древней азербайджанской земле. Впрочем, в пору моей юности, как я уже отмечал, это не особенно волновало подавляющее большинство жителей Закавказья. До тех пор, пока в 1988 году Совет народных депутатов Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО) не заявил о её выходе из состава Азербайджанской ССР, а в Ереване не начались митинги с требованием присоединения этой территории к Армении.

Мало кто уже помнит, что активное участие в раскрутке этой темы на федеральном уровне сыграли тогдашние лидеры либеральной движения Андрей Сахаров и Галина Старовойтова – и открытые письма в поддержку комитета «Арцах» (армянское название Нагорного Карабаха), и выступления на митингах. Та же Старовойтова была одним из авторов подготовленной ещё в 1987 году для ЦК КПСС аналитической записки, которая рекомендовала перевести Нагорный Карабах в федеральное подчинение. Зачем московским политикам было нужно раскручивать этот протест? Потому что этот этнический анклав прекрасно годился на роль детонатора разрушения СССР, чтобы потом прийти к власти в суверенной России.

Правые лидеры ереванского «майдана» не хотят терять помощь России

Так и получилось. В 1989 году Верховный Совет Армянской ССР принял решение о присоединении НКАО. В том же году начались обоюдные этнические чистки – армян в Азербайджане и азербайджанцев в Армении. Чаша взаимной ненависти быстро наполнилась до краёв, и в 1991 году началась широкомасштабная война, которая закончилась фактической победой армян. Под их контроль перешла не только территория НКАО, но и семь прилегающих к ней азербайджанских районов. Достигли своего и московские покровители этой трагедии: СССР рухнул, к власти в России при поддержке либералов пришёл Борис Ельцин. Ради этого в закавказской войне погибли около 15 тысяч человек, а свыше миллиона беженцев были вынуждены бежать из родных домов, возможно, навсегда – и азербайджанцы из оккупированных районов, и армяне, выросшие в Азербайджане, в том числе мои одноклассники и одногруппники. И до сих пор переживать горькие ощущения насильственной, безвозвратной депортации...

Мирный договор между Арменией и Азербайджаном до сих пор не подписан. Баку так и не смирился с утратой территорий и постоянно грозится вернуть их – военным путём. Армия Азербайджана оснащена, безусловно, гораздо лучше, и угроза могла бы быть уже давно реализована, если бы не одно «но». В Гюмри (Армения) с 1995 года находится российская военная база, оснащённая зенитным ракетным комплексом С-300 и истребителями МиГ-29. Россия в случае войны обязана поддержать Армению как члена Организации договора коллективной безопасности (ОДКБ), то есть вместе с Ереваном отстаивать армянский протекторат над Арцахом.

Теперь понятна причина столь мягкого отношения митингующих к российской теме, да и вообще к политизации протеста? Как уже было сказано, тон в нём, как и на киевском Майдане, задавали правые и ультраправые. Для людей с такими политическими взглядами главный фетиш – это  сильная держава, национальное возрождение. Его символ в Армении – контроль над Арцахом. Убрать российское влияние в Армении – значит практически гарантированно потерять этот контроль. Правые на это пойти не могут – они зациклены на военных победах. Даже против своей власти они идти по той же причине не хотят, ведь она вся – родом из Арцаха.

Политизации протеста хотят анархисты и другие левые

Однако это ещё не всё. Протесты носили массовый характер. И участвовали в них люди самых разных взглядов. И в том числе те, кто хочет реальной независимости Армении от российского влияния. Знаете, кто это? Правильно – по принципу антитезы. Если правые выдвигают только социально-экономические претензии к власти, то политизировать протест стремятся левые – например, анархисты.

– Главным координатором отряда самообороны на площади был выбран лидер ультраправых. Да и лидер молодёжного крыла «Армянского национального конгресса» постоянно давал рекомендации организаторам «не говорить о негативе», отдавая предпочтение громкой музыке и необоснованной эйфории, – рассказывает анархистка Зара. – Мы стали создавать автономный анархический блок. Раздавали листовки с нашими требованиями. В Киеве, Баку, Тбилиси и Стамбуле прошли акции солидарности, организованные местными левыми группами.

Среди требований: «избавляться от грабительского руководства армянских электросетей, от коррумпированных чиновников, от нелегитимного президента», от «колонизаторов, использующих государство как инструмент». Как написано авторами, «для достижения желаемого нужно бороться, а не предъявлять требования. Каждый должен иметь возможность пользоваться электроэнергией и другими основными благами – реализуя данное по рождению право на достойную жизнь. Это право бессмысленно требовать, его нужно отвоёвывать!». Весьма радикальный текст... В отношении Нагорного Карабаха у левых – своя позиция: не выяснять «Чей Карабах?», а создать там зону совместного контроля и реального самоуправления. Это, мол, и будет залогом установления реального мира с Азербайджаном.

Протест может повториться, но уже с политическим вектором

Кроме анархистов, недовольны сливом протеста и прозападные либералы из партии «Национальное самоопределение» во главе с бывшим советским диссидентом Паруйром Айрикяном, призывающим к вступлению Армении в Евросоюз. Президент ассоциации «Кавказский международный центр исследования геоистории и геополитики», профессор Гурам Мархулия считает: «Протесты вызваны политическими проблемами. Армения, похоже, выходит из-под геополитического влияния России и переходит под влияние Запада». Да, нынешним протестом руководили правые, и потому сейчас вместо тысяч остались лишь несколько сотен. Но дело не только в повышении тарифов на электроэнергию. Ведь в России они растут ещё более высокими темпами, но народ молчит. Так, может, армяне протестуют не только против роста тарифов?

– Баррикады показывают, что россиянам надо избавиться от беспечной иллюзии: мол, армяне всегда будут говорить по-русски, – констатирует министр науки и образования Армен Ашотян. – В Армении для этого нет языковой среды. Западные компании в контрактах при устройстве на работу требуют от армянских граждан знание английского языка. А российские компании – МТС, Газпром, Сбербанк, РЖД, РАО ЕЭС – почему-то так не делают. Если так будет и дальше, нам с вами придётся объясняться на английском.

Эксперты, чиновники и СМИ так и не смогли объяснить населению Армении выгоды вступления республики в ЕвразЭС. Не исключено, что к концу года Армения получит ещё более мощное протестное движение, но уже с другими лидерами. Ведь левые в Ереване выдвигают политические требования реальной независимости от российского доминирования, а правые – чисто социальные лозунги. Вот такой занимательный парадокс…

← Назад