Эдуард РУДЫК ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ, ПОСЯГАЮЩИЕ НА СВОБОДУ СОБРАНИЙ

18 сентября 2015 - samoch

После массовых народных выступлений в Российской Федерации в 2011-2012 гг. последовала эскалация карательных мер и усилились репрессивные функции государства – аппарата принуждения господствующего класса. 33 человека были привлечены  к уголовной ответственности по так называемому  «Болотному делу»: 6 мая 2012 силами полиции была жестоким образом разогнана мирная и согласованная с правительством города Москвы акция протеста, где высказывалось недоверие президенту. В итоге 23 человека оказались под стражей, 15 человек были приговорены к реальному лишению свободы, из них 9 до сих пор находятся за колючей проволокой. Мы были свидетелями того, как участников публичных мероприятий забирали без каких-либо причин, устраивались суды, «шили» административные дела. Судьи, как правило, не слушают никаких доводов ни самих привлекающихся, ни их защитников, ни свидетелей с их стороны. Постановления судов просто переписываются из милицейских протоколов.  Судья как представитель ветви власти фактически подчинён действиям полиции. Это и есть «полицейское государство».

Налицо факт – наша власть всячески подавляет уличный протест. Она пытается всему миру показать через «карманные» СМИ, что россияне «ровными рядами, стройными колоннами»  поддерживают  президента,  действующую власть, её политический и  социально-экономический курс. Уличные выступления действительно мешают властям. Помнится, на одном «круглом столе», организованном правозащитными организациями, выступил нерядовой сотрудник научно-исследовательского института МВД РФ. Суть его выступления сводилась к тому, что публичные мероприятия – это устаревшая форма общественной деятельности, зачем-де вообще нужны митинги, шествия и тому подобное. Давайте, говорил «учёный» в погонах, искать новые формы пропаганды своих идей, например, используя интернет-технологии. Та же мысль неоднократно высказывалась в различных подконтрольных властям СМИ. Исчерпав возможности идеологического давления, власти применяют меры законодательного воздействия, продвигая правовые нормы императивного характера, конкретно подавляющие реализацию прав граждан на свободу собраний.

Сразу же после событий на Болотной площади были приняты  существенные поправки в ст. 20.2 Кодекса РФ об административных правонарушениях (КоАП РФ, редакция 2015), предусматривающей ответственность за нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования. Так, согласно предыдущей редакции данной нормы, санкция за нарушение установленного порядка  проведения  собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования включала в себя  административный штраф на организаторов в размере от одной тысячи до двух тысяч рублей; на участников – от пятисот до одной тысячи рублей. Аналогичное наказание предусматривалось и за нарушение непосредственной организации мероприятия, штраф в размере от одной тысячи до двух тысяч рублей. Административный арест вышеуказанной статьёй был предусмотрен лишь за организацию либо проведение несанкционированных мероприятий в «непосредственной близости от территории ядерной установки, радиационного источника или пункта хранения ядерных материалов или радиоактивных веществ, а равно активное участие в таких акциях, если это осложнило выполнение персоналом указанных объектов служебных обязанностей или создало угрозу безопасности населения и окружающей среды», как трактовалось в тексте законодательного акта. Конечно, проводить митинги на атомном реакторе не следует. Но пока ни одному гражданскому или политическому активисту что-то и в голову не приходило проводить массовое мероприятие на АЭС. Что касается редакции норм законодательства от 22.06.2012, прошу обратить внимание на дату: это был самый пик протестных выступлений.  Теперь  за нарушение  порядка  проведения  собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования даже рядовым участником мероприятия грозит штраф в размере от десяти тысяч руб. до двадцати тысяч или обязательные работы на срок до сорока часов. Это вместо прежней «нормы» от пятисот руб. до одной тысячи. Кто-то может возразить, но ведь и деньги изменились, инфляция! Предыдущая редакция нормы закона датирована 22.06.2007 – так что же, «инфляция» за 5 лет составила 2000%? Нет, просто ужесточили меры. Что касается должностных лиц, если они являются организаторами  публичных мероприятий, то их ждёт наложение штрафа в размере от пятнадцати тысяч руб. до тридцати тысяч. На юридических лиц  в подобном случае предусматривается ответственность в виде штрафа уже  от пятидесяти тысяч руб. до ста тысяч. А кто из юридических лиц является, как правило, организатором массового мероприятия? Зарегистрированные общественные организации оппозиционной направленности, каков их бюджет, мы знаем. Ну а за несанкционированные мероприятия, согласно той самой ст. 20.2, так хорошо запомнившейся наши согражданам, имеющим активную жизненную политику – не важно, организовывали они их или просто участвовали, – следует наложение административного штрафа: на граждан в размере от двадцати тысяч руб. до тридцати тысяч или обязательные работы на срок до пятидесяти часов; на должностных лиц  штраф в размере от двадцати тысяч руб. до сорока тысяч; на юридических лиц – уже в размере от семидесяти тысяч руб. до двухсот тысяч. В случае если, по мнению властей, мероприятие повлекло создание помех движению пешеходов или транспортных средств либо превышение норм предельной заполняемости территории или помещения, тогда  грозит наложение  штрафа на граждан в размере от тридцати тысяч руб. до пятидесяти тысяч или обязательные работы на срок до ста часов; а на должностных лиц – штраф от пятидесяти тысяч руб. до ста тысяч; на юридических лиц – от двухсот пятидесяти тысяч руб. до пятисот тысяч.

А теперь давайте посмотрим, что значит проведение несанкционированного мероприятия. Все мы прекрасно знаем, и практика это показывает, что получить согласование публичного мероприятия, то есть санкцию, не всегда  предоставляется возможным. Если органам власти или местного самоуправления будет надо, то они всегда смогут сделать мероприятие несанкционированным. В июне 2004 был принят  Федеральный закон «О собраниях, митингах, шествиях и пикетированиях»[1], документ, может, и нужный, но со своими особенностями. Его п. 3 ст. 12 предусматривает отказ  от согласования в случае, если местом проведения мероприятия указано место, в котором в соответствии с данным законом проводить мероприятия запрещается. Согласно п. 1 ст. 8 вышеупомянутого законодательного акта, к таким местам относятся территории, непосредственно прилагающие к опасным объектам и транспортным коммуникации – что понятно. Но! Также территории, примыкающие к резиденциям президента РФ и к зданиям, занимаемым судами. Это означает, что высказать свою точку зрения в адрес высшего лица государства или в адрес судебной системы санкционированно нельзя. Однако 06.08.2012, опять же после событий на Болотной, вводятся новые части  2.1 и 2.2 той же ст. 8 того же ФЗ. Теперь органы власти субъекта федерации сами определяют места, где можно проводить публичные мероприятия и где нельзя. Так, в тексте упомянутой нормы указано, что не допускается проведение публичных мероприятий в местах, где мероприятие может повлечь нарушение функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, связи, создать помехи движению пешеходов или транспортных средств либо доступу граждан к жилым помещениям или объектам транспортной или социальной инфраструктуры. Под это «мыло»  можно подвести всё, что угодно – митинги или пикеты на любой улице, где ходит транспорт. Любую площадку в жилом квартале можно отнести к местам, где проведение публичных мероприятий не допускается, ввиду того, что может быть нарушен доступ граждан к жилым помещениям. А места возле проходных предприятий? И там, как говорится, «в лёгкую» находится множество причин, чтобы признать данные территории «не пригодными для митингов и пикетов». Как же тогда доводить позицию протестующих до сведения трудящихся? Как пролетариату защищать свои права «согласованно»?

Добавим, что в соответствии с п. 2 ст. 5 того же ФЗ, организатором мероприятия не может быть лицо, привлекавшееся два и более раз к административной ответственности, в том числе и по той самой ст. 20.2, с которой мы начинали и к которой ещё вернёмся. Добавим при этом  про сроки подачи уведомления, которые установлены статьёй 7 упомянутого закона. Так, для согласования митинга или шествия требуется только от 10 до 15 дней, ранее или позднее этого срока не согласуют. А если предполагаемый день акции приходится на дни, допустим, официальных каникул, да тех же новогодних, или, например, необходимо провести акцию 18 января? Представим в этот день важное судебное заседание или иное событие. Тогда согласовать акцию  нереально. Ко всему следует отметить «бардак», который часто творится в некоторых государственных или муниципальных органах, когда хоть с собаками ищи чиновника, занимающегося приёмом документов, – бесполезно.  Но главное – это родимое «телефонное право»! Если чиновникам велят заинтересованные лица, то они что угодно придумают, расшибутся, но не разрешат. Причём до смеха доходит: то близость детского сада  мешает полноценному проведению митинга, то православный праздник, то демонстранты помешают массовому посещению магазинов, или «здоровью митингующих» будет угрожать стройка с подъездом автотранспорта. Вот и получается, что власти целенаправленно сами делают акции не санкционируемыми.  А как рядовому гражданину узнать о том, что мероприятие согласовано? Он приходит на площадь, где препятствий движению транспорта участники не создают, видит там адекватных людей, читает плакаты, слышит разумные выступления, одобряет – и становится участником публичного мероприятия. Откуда ему знать, что митинг не согласован. Любой может реально оказаться участником несанкционированного публичного мероприятия.

Теперь в отношении трактовки следующего положения: подсудны действия, «повлекшие создание помех движению пешеходов или транспортных средств либо превышение норм предельной заполняемости территории (помещения)». Что считать созданием помех для движения транспорта? Когда власти для своих шоу перекрывают  Тверскую улицу – это не создание помех. Зато любой протестный митинг в глухой улочке, конечно, помеха безусловная. А что такое превышение нормы наполняемости территории, кто и как её определяет? Может, организаторы мероприятия должны заранее пройти  с какими-то специальными приборами, а потом сотрудники полиции и административных органов должны это перепроверить? Абсурд…

А что вообще входит в понятие нарушения установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования?  Как может себе представить человек, владеющий не какими-то юридическими познаниями, а элементарной логикой, нарушение норм установленных тем самым ФЗ «О собраниях, митингах, шествиях и пикетированиях»? Вот ч. 3 ст. 5 предполагает, что организатор обязан принять меры к недопущению превышения указанного в уведомлении количества участников. Получается, если человек встал не там, плакат принёс «не по теме», то организатора можно привлечь, как говорят, «на полную». А как соблюсти «не превышение пределов заполнения»? Например, тема оказалось на злобу дня, сознательных людей откликнулось больше, чем предполагалось, – и что, надо встать поперёк толпы и кричать: «Уйдите!»?  А ведь сколько раз так и было! И приходили, и считали  людей, и если их число превышало число участников на несколько человек, да ещё и плакат, по мнению полицейского, «не соответствовал» – и тогда забирали организатора, составляли протокол и в суд. И даже не обязательно за это – с правовой культурой у нас, сами понимаете, не очень. Не каждый полицейский знает законы, но знает: на митингах можно хватать.

Тем не менее, поправок, введённых после событий на Болотной площади, властям показалось мало. Развязав военный конфликт с братским народом (вовне) и инициировав окончательный развал здравоохранения и образования (внутри страны), наша власть серьёзно стала бояться полномасштабных выступлений народных масс. Она смекнула, что принятых в 2012 мер недостаточно, поскольку люди продолжали протестовать и выходить на улицы и площади, несмотря на массовые задержания и судебные процессы.  21 июля 2014 вводится ещё и уголовная ответственность за «Неоднократное нарушение  установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования». Именно так теперь именуется ст. 212.1 УК РФ, в соответствии с которой человека, дважды привлечённого в течение 180 дней  к административной ответственности, ждёт уголовное наказание в виде штрафа в размере от шестисот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо обязательные работы на срок до четырёхсот восьмидесяти часов, либо исправительные работы на срок от одного года до двух лет, либо принудительные работы на срок до пяти лет, либо лишение свободы на тот же срок. Реальное лишение свободы за то, что не там встал на митинге или пришёл на митинг, который не согласовали! К слову сказать, в соответствии с ч. 1 ст.161 УК РФ, максимальное наказание за грабёж, т.е. за открытое хищение чужого имущества без отягчающих вину  обстоятельств, составляет четыре года лишения свободы. А за умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, вызвавшие  длительное расстройство здоровья или значительную стойкую утрату общей трудоспособности в соответствии с ч. 1 ст. 112 УК РФ составляет 3 года лишения свободы.  В результате стараний наших законодателей грабитель, выхвативший у жертвы бумажник, где лежало девяносто тысяч рублей, или асоциальный элемент, от нечего делать покалечивший прохожего, будет наказан менее строго, чем человек, вышедший в плане реализации своих гражданских прав на митинг или пикет более двух раз за полгода, пусть даже и без согласования.

Тогда же, 21 июля 2014, вводятся новые поправки и в законодательство об административных правонарушениях, ещё более ужесточающие ответственность за нарушения на публичных мероприятиях. Отныне за проведение несанкционированного публичного мероприятия, помимо  штрафа и исправительных работ, может последовать  административный арест на срок до 10 суток. Если же мероприятие  повлекло создание помех функционированию объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, связи, движению пешеходов и (или) транспортных средств либо доступу граждан к жилым помещениям или объектам транспортной или социальной инфраструктуры либо превышение норм предельной заполняемости территории (помещения), то могут арестовать и на все 15. Но самое интересное: в уже совсем новой редакции нашей «любимой» ст. 20.2 КоАП РФ 2015 появилась часть 8. Она устанавливает ответственность за повторное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования и предусматривает наложение административного штрафа на граждан в размере от ста пятидесяти тыс. руб до трехсот тысяч, или обязательные работы на срок от сорока до двухсот часов, или административный арест на срок до тридцати суток!.. На должностных лиц – штраф в размере от двухсот тысяч руб. до шестисот тысяч; на юридических лиц – штраф в размере от пятисот тысяч руб. до одного миллиона. Вряд ли на счету оппозиционной организации найдётся подобная сумма…

Кто-то может подумать: а все ли нормы закона у нас работают? Сколько у нас статей, частей, пунктов, которые неизвестно зачем принимались государственной думой и одобрялись Федеральным собранием. Зато известно о «мёртвых» правовых нормах: в том же кодексе об административных правонарушениях есть пункты, по которым ещё никого не привлекли. Например, по ст. 5.42 КоАП РФ, которая предусматривает ответственность за нарушение прав инвалидов в области трудоустройства и занятости. Мы прекрасно знаем, что многим инвалидам было отказано в приёме на работу именно по факту инвалидности, даже при наличии трудовой рекомендации. Не является рабочей и ст. 5.16. Кодекса: «Подкуп избирателей, участников референдума либо осуществление в период избирательной кампании, кампании референдума благотворительной деятельности с нарушением законодательства о выборах и референдумах». Столько было информации о том, как подвозят автобусы «липовых» избирателей к избирательным участкам, о мешках с подарками, которые несут избирателям кандидаты, поддерживаемые властью. О криминальных избирательных технологиях пишут научные и литературные труды, но никто, во всяком случае, в последние лет пятнадцать, не понёс даже административного наказания. И, наконец,  никого никогда не привлекли по ст. 5.38 «Нарушение законодательства о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» КоАП РФ, которая прямо предусматривает ответственность за воспрепятствование организации или проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования, проводимых в соответствии с законодательством РФ. Хотя, как уже было сказано выше, властные структуры в наглой форме, абсолютно необоснованно отказывают и гражданам и организациям в согласовании.

Так же обстоит дело и в уголовном законодательстве. Мне неизвестно о том, что бы кто-то был привлечён к уголовной ответственности по ст. 136 «Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина». Эта норма подразумевает уголовную ответственность за нарушение прав, свобод и законных интересов гражданина в зависимости от его пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам, совершённое лицом с использованием своего служебного положения. Однако мы постоянно наблюдаем, как полицейские останавливают людей где бы то ни было только за принадлежность к «лицам кавказской национальности», а как по-разному  работодатель смотрит на местных работников и выходцев из стран Закавказья и Средней Азии. Все знают, что рабочий из бывшей Советской республики будет получать меньше, чем его московский коллега. И кого-то осудили за это? Возбуждал ли хотя бы раз Следственный комитет уголовное  дело по такому поводу?

Или вот ст. 145: «Необоснованный отказ в приёме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трёх лет». Мы не только видим, как кадровики, или, как принято сейчас называть, менеджеры по персоналу, относятся к  женщинам «с животом», но и знаем случаи направления женщин на медицинское освидетельствование на предмет беременности. И опять же – ни одного уголовного дела. И наконец, самая «мёртвая» статья 149 УК РФ: «Воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участию в них». Даже звучит смешно. Административной ответственности за умышленное противодействие проведению массового мероприятия никто никогда не понёс. Это при полном поражении системы  согласовании публичных мероприятий в ряде периферийных регионов. Эта же норма предусматривает уголовное преследование за принуждение  к участию в публичных мероприятиях, при том, что власти «сгоняют» толпы людей на митинги в свою поддержку, используя самые разнообразные административные рычаги. При этом максимальная санкция по данной статье составляет три года лишения свободы.

Зато та же ст. 20.3 КоАП РФ работает бесперебойно. Практически большинство публичных мероприятий стало сопровождаться задержанием граждан. Более двадцати человек были задержаны за одиночные пикеты, которые не требуют согласования, в третью годовщину событий на Болотной площади. Людей хватали только за то, что они вышли на Болотную площадь и стояли там.  Двум активистам – Сергею Шарову-Делоне и Александру Рыклину –  «впаяли» по десять суток ареста уже по поправке к ч. 2 той самой статьи 20.2. За акцию против войны на Украине московский активист Александр Шелковенков отбыл 30 суток, уже по «драконовской» её части 8. В специальных приёмниках для лиц, подвергнутых административному аресту, оппозиционных активистов давно знают в лицо. Столичные суды постоянно назначают штрафы «нарушителям» порядка на массовых мероприятиях по пятнадцать, двадцать и более тысяч рублей. В том числе студентам и пенсионерам.

Уже четыре человека  привлечены и к уголовной ответственности по ст. 212.2 УК РФ и сейчас находятся под следствием. Это 76-летний   житель Подмосковного города Железнодорожный Владимир Ионов, его земляк Ильдар Дадин, житель подмосковного Реутова Марк Гальперин и проживающая в Москве мать троих детей Ирина Калмыкова. Дадин находится по домашним арестом, остальные пребывают под подпиской о невыезде.

Теми, кто заправляет страной, предпринимаются меры  запугивания граждан. Велик риск того, что выйдя на митинг, чтобы выразить свою гражданскую позицию, человек рискует прийти домой через  десять, а то и через тридцать суток, а то и вообще поехать по этапу.  Выразителям воли капитала только того и надо, что бы люди сидели по домам, уткнулись в "зомбоящики", пока госмонополии их грабятЧтобы согласно надутому рейтингу рисовалась видимость: «всё хорошо, прекрасная маркиза!», всё прекрасно, граждане любят президента, парламент, общественный строй. Вот, «массовые» акции «Единой России» никто разгоняет и никого за них не привлекают. А активисты провластного  Национально-освободительного движения России «НОД» вообще выходят с плакатами и флагами без какого либо согласования, за что их никто и не подумает привлекать ни к административной, ни уж тем более к уголовной, ответственности. На них ст. 20.1 как-то не распространяется. Более того, на дискриминационный, а то и откровенно антисемитский характер выступлений лиц, носящих гвардейскую ленточку, сотрудники правоохранительных органов не обращают внимания. Ещё бы, если после лозунгов «долой иудеев» или «чемодан, вокзал, Израиль» звучит «родина, свобода, Путин».  При этом на «скамье» пред современными служителями российской Фемиды почему-то оказываются лишь те приверженцы «русской национальной идеи», которые выходят на «марши мира» и подвергают режим беспощадной критике.

Итак, наша власть делает всё, чтобы институт свободы собраний ушёл в небытие.  Риторический вопрос: а как же Основной закон, его 31 статья? Она ясно гласит: «Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирования». А как быть со ст. 15, которая определяет, что Конституция имеет высшую юридическую силу?

Нет ответа… 



[1] Федеральный закон от 19.06.2004 N 54-ФЗ (ред. от 02.05.2015) "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях".

 

← Назад