Виталий КАМЫШЕВ Игорь ДАВЫДОВ О ПОЛОЖЕНИИ В СТРАНЕ

23 сентября 2015 - samoch

 (тезисы)

1.  «Левые» (структуры и мысль) дискредитированы, но марксистский инструментарий — работает (системный взгляд на специфику ситуации и сегодняшнего режима). Вопрос: что случилось? «Левые» отвалились от критического естества марксизма и марксова подхода? Кто они тогда сегодня? Проглядывают 2 категории: 1) «державники» = нацисты по сути  и 2) фанатики иррационального антиамериканизма («крайне левые»).

2.      а) двуединая природа режима;

б) «реальный» стержень режима – собственность. Механизмы присвоения  = классовый интерес.

(Аналоги — Нигерия? Латиноамериканские криминальные режимы?)

       3. Правящая мафия = конечная точка» развития» советской номенклатуры.

«КТО ВИНОВАТ»  И « WHO IS WHO?”

Все больше активно и критически мыслящих людей приходят к пониманию того, что правящий сегодня в России режим подвёл страну к опасной черте, за которой распад и разрушение государства, необратимая деградация общества и фактически уничтожение населения. В 2014, развязав агрессию против Украины, режим продемонстрировал, что становится  угрозой  для соседних стран и несёт опасность для всего цивилизованного мира.

При этом объективных исследований реального глубинного механизма существования  режима очень мало, а главное нет системной, всесторонней его оценки. Глубже, чем у  других авторов,  существенные особенности режима подмечены в текстах А. Пионтковского, М. Кантора.

В основном же  преобладают «частичные» версии:

-  либерально ориентированные критики режима видят черты тоталитаризма, подавления свобод, отмечают нарастание клерикализма, «ошибки» и «некомпетентность» в  управлении страной, экономической политике;

-  «левые» отмечают наступление новой волны «радикальных либеральных реформ» в социальной сфере; прежде всего, фактически уничтожение права на достойное медицинское обслуживание, образование — т. е. основных социальных гарантий. Ускоряется окончательный демонтаж социального государства в РФ.

Парадокс сегодняшней ситуации в том, что  левое движение практически во всех его формах и теоретическая левая мысль оказались либо не в состоянии адекватно понять происходящее, либо выступают в роли  пособников мафиозно-фашистского режима. Но при этом правильно понять  сегодняшнюю  ситуацию можно, мы считаем,  только при помощи марксова инструментария, сколько бы ни говорили об «устарелости» или «дискредитированности» метода.

РЕЖИМ НОСИТ ГИБРИДНЫЙ ХАРАКТЕР, КАК ВОЙНА НА УКРАИНЕ 

Что представляет собой эта «двойственность», точнее — двуединство путинского режима? Разберём составные части этого гибрида.

Современная Россия – периферийная квази-империя, которая, сама являясь частью эксплуатируемого (третьего?) мира,  жестоко эксплуатирует свои «внутренние колонии», во что она превратила российские регионы, из которых варварским способом «высасываются» сырьевые ресурсы, человеческий и финансовый капитал. «Отжимая» таким образом собственные внутренние провинции и страну в целом, правящий в РФ класс пытается тот же метод применить к соседним странам в так называемом постсоветском пространстве).

Капитализм современной России — это специфическая мутация капитализма[1] со «сверхцентром» в виде Москвы как точкой концентрации денег и власти, при этом другие регионы страны деградируют.

Экономическую систему сегодняшней РФ можно характеризовать как периферийный капитализм, который встроился после развала СССР в современную «мировую систему» в роли подчинённого партнёра, торгующего, в основном, сырьём; при этом прибыль и финансовые потоки от продажи присваиваются правящим классом (т.е. не возвращаются в страну – не инвестируются в развитие страны и в её «человеческий капитал»).

См. излишне академичное, на наш взгляд,  но ухватывающее суть определение:

«Корпорация «Россия»... генерирует большие финансовые потоки, сбывая производимые ею товары на мировом рынке…

...Проблема не в неэффективном управлении. Сегодня либералы любят повторять эту мантру, которая имеет к стране очень малое отношение. Чтобы понять, эффективна ли та или иная система, нужно знать её истинные цели. Россия выглядит неэффективной, только если принимать за данность, что задачей является повышение благосостояния населения и развитие экономики на основе инновационного уклада. Однако ничто не доказывает (за исключением политической трескотни), что цель именно такова. Если же оценить систему, приняв, что главной её целью является максимальное извлечение дохода от рентной экономики и предельно диспропорциональное перераспределение его в пользу управленческого класса, система предстаёт крайне эффективной. Ни в одной стране мира чиновники и представляющие их интересы (beneficiary owners) олигархи не обогащались так стремительно и масштабно; нигде люди со столь откровенно демонстрируемым непрофессионализмом не достигали таких успехов. Поэтому Россия управляется эффективно, обеспечивая все интересы её правящего класса и позволяя ему и далее грабить страну».  (В.Л. Иноземцев, интернет-ресурс http://slon.ru/insights/1202339/).

Что представляет собой в этой системе класс эксплуататоров? Ядро его – мафиозная по структуре организация, состоящая из разнородных элементов. Силовики являются лишь её частью, сыгравшей очень важную на первом этапе формирования «проекта»  в конце 90-х — начале нулевых роль. Их методами и их руками осуществлялся захват бизнесов и  оттеснение традиционного криминала (см. опыт Дерипаски в Саяногорске, Красноярске etc.).   Возникшая в процессе «синтеза» различных составных частей мафиозная структура постепенно приватизировала само государство, используя все его функции как инструмент господства  (прежде всего — для извлечения прибыли)

Сегодняшняя ситуация — это  «апофеоз» и одновременно предельное саморазоблачение,   конечная точка падения советской номенклатуры. Поэтому так органично соединение «советского уравнительного тоталитаризма» и «людоедского капитализма» в форме квази-империи.

Можно сказать, что сегодняшний режим  — продукт  разложения советской верхушки.  Здесь  ответы на многие вопросы: для советской номенклатуры и их детей сочетание воровской морали в реальных действиях, «жизненных стратегиях»  с одной стороны – и  демагогия фальшивого «патриотизма» и почти искреннего «антизападничества» (на самом деле искренней ненависти к демократии) были ОРГАНИЧНЫ!

Российская правящая мафия как уникальное гибридное явление во многом отличается от классических западных криминально-мафиозных структур. Российский правящий класс  сформировался на демонтаже советской экономики и вообще всех общественных структур советского периода. (Мафиозные структуры на Западе  набирали силу на подъёме экономики, а затем конвертировали свой капитал в «обычный» легальный бизнес, при этом откровенно бандитский криминал уходил на периферию.)

 После краха СССР новых общественных институтов создано не было — их место заняли сначала криминальные «понятия», а затем «романтически-либеральные» мифологемы; на втором этапе – старые, архаичные идеологические клише (по логике регресса: сперва сталинизм, потом «православие, самодержавие, народность»; сегодня формируется гротескный синтез первого и второго).

Фактически же в России нулевых правящим режимом осуществлена тотальная деинституализация. Это сделано сознательно и планомерно в постмодернистском духе: общественные институты, прежде всего судебная и избирательная системы при сохранении некоей внешней оболочки, превращены в пародию на самих себя.

Именно за счет другого лика мафиозного  «двуликого Януса» правящий в России класс держит (пока) под контролем население страны. «Мы за величие державы, мы продолжатели дела Ивана Грозного, Петра I, Сталина, мы третий Рим строим!» говорят они, подавая народной массе сегодняшнюю ситуацию в духе тезиса «отца народов» о «нарастании классовой борьбы по мере...». В последние годы Путиным активно строится модель неоконсервативной ретро-империи. При этом мы имеем дело с квази-сталинизмом и квази-советизмом (грубо говоря, без Советов и без идеологии).

Путин  любит говорить о морали и подчеркнуто опирается на РПЦ, продолжая грабить при этом народ (вербально подражая или пародируя – Рейгана и ТэтчерНо и Рейган, и Тэтчер а) верили в консервативные ценности, б) в их странах работали  традиционные институты).

Лидеры российского правящего класса не верят в то, во что говорят.

Если разработанные режимом многочисленные механизмы воровства как посредством передела собственности в «рыночном» секторе, так и посредством приватизации всех государственных полномочий (прежде всего «распил» бюджета на всех уровнях) — и есть суть режима, то «державность», «православие» и «сталинизм» — это маска, камуфляж для лохов, инструмент для дезориентации населения.  Это не исключает «почти что искреннего» анти-западничества и православного фанатизма части путинской мафии, как раз  «чекистской» их части – Якунина, Малофеева – и их бесноватой «интеллектуальной» обслуги в виде Дугина и пр.  Феномен последнего времени — это «подогрев» и концентрация вокруг Кремля  откровенно безумных фигур типа бесноватых лидеров НОД[2], и есть некоторая  возможность того, что власть  не удержит их под своим  контролем.

Все же, скорей всего, из мировой капиталистической системы Путин и его мафия выпадать окончательно не собираются. Вероятен вариант частичного «отступления» Путина и режима во внешней политике, а при плохом (для них) повороте событий – «кудринизация» российской власти, т.е. частичное возвращение во власть «полезных либералов». Разумеется, при этом никто не будет отказываться от мафиозной модели «распила», «отжатия» и «демонтажа с выгодой» государства и страны, ибо это способ существования российского правящего класса. Главное — добиться от Запада «невмешательства» в работу  внутреннего механизма воровства и разбоя, осуществляемого российским режимом, при одновременно сохраняемой возможности распродавать страну. Для этого, собственно, и была сформулирована концепция «суверенной» (или квази-) демократии» — чтобы избежать опасности «интервенции» в Россию международных правовых стандартов и международной  юрисдикции, наподобие той, что имеется в Евросоюзе (это мешало бы наглому разворовыванию бюджета и уничтожению социальных гарантий). Напомним, что Александр III и Николай II вешали и расстреливали революционеров тысячами[3] – и при этом, когда надо было, отдавали честь под «Марсельезу», нанося визиты зарубежным союзникам.

Путинский режим выдаёт себя за режим охранителей, при этом разрушая то, что ещё от страны осталось.

В стране установлена вполне реальная диктатура — за 15 лет были уничтожены фактически все свободные СМИ, подорвана основа существования НКО и правозащитных организаций, профанированы политические партии, органы внутренних дел и спецслужбы «заточены» на борьбу со всеми, кто разоблачает реальную ситуацию и призывает к сопротивлению.

Сегодня наступил самый опасный за последние 15 лет момент: в духе одного из рассказов Г.К. Честертона, режим развязал братоубийственную войну, чтобы отвлечь жителей России от внутренних проблем (и ради «профилактики» — чтобы уберечься от «дурного примера» гражданской активности в Украине, поскольку, как известно, лучшая защита — нападение).

При этом российский режим заигрался: скорее всего, ведь был задуман «большой блеф», шантаж западных партнеров, однако после Крыма,  Донбасса, Луганска, Мариуполя  и «Боинга»   многие на Западе осознали  реальное лицо режима путинской власти.

«Постмодернистский фашизм» (термин, предложенный американским политологом Ларри Даймондом; российский политтехнолог Глеб Павловский, между прочим, сам один из конструкторов этого режима, употребляет выражение «постмодернистский тоталитаризм») — и это не просто эффектная фраза, а, на наш взгляд,  наиболее точное определение сути нынешней власти. Потому что имеет место не просто демагогия, не просто «амбивалентность» идеологии правящего класса. Любые слова, любые ценности в созданном режимом пространстве потеряли смысл и не значат ничего.

Рациональная цель кажущегося иррациональным «постмодернистского фашизма» — погасить все альтернативы режиму, уничтожить моральную основу возможного сопротивления, всю систему нормальных моральных координат.

Однако реальный главный интерес всего правящего класса — сохранение его СОБСТВЕННОСТИ.  То есть при всей «неуловимости», отсутствии идеологии / наличия всех возможных идеологий — «кащеево яйцо» режима в реальности существует, и  в эту точку  надо вбивать «осиновый кол» сопротивления. 

Правящий сегодня в России режим «неоперабелен»: мафиозная система не может быть изжита эволюционным путем, она может быть лишь сломана целиком, после чего – как первый шаг – необходимо возвращение к элементарным демократическим процедурам (особенно важно — на уровне местного самоуправления и регионов). Неизбежен процесс люстрации. Скорее всего, необходим и пересмотр итогов приватизации в части госмонополий, крупных бизнес-структур — при гарантиях продолжения деятельности среднего и малого бизнеса.

 «ЧТО ДЕЛАТЬ?»

Главная сегодня задача – правильно обозначить цели для оппозиции, которая так же «раздвоена», как и власть.

Либералы кричат о «возвращении к сталинизму» = «фашизму» нынешней власти и избавление от этого видят в возвращении к полной свободе рынка, который, якобы, «сам по себе вывезет».  Левые[4] оппозиционеры  винят в разрушении страны (признаки которого налицо) либералов во власти, которые «мешают Путину»: надо их «добить», и тогда-де страна встанет на разумный путь.

Необходимо помочь  реальному объединению всех сил, которые способны сломать существующий режим, мафиозную систему власти. Для начала — дать чёткую картину происходящего.

На кого можно опереться? Кого сегодня эксплуатирует стоящая у власти  криминально-мафиозная группировка, рядящаяся в «православно-державные» одежды? Прежде всего, регионы как таковые («внутренний колониализм»), класс активных «самозанятых» людей (мелкий и средний бизнес) — т. е.  мелкобуржуазные слои;  остатки традиционных бюджетников и рабочего класса, который изредка и кое-где пытается бороться и даже бастовать. Все эти категории населения в потенции могут стать составными частями сопротивления.  

Очень важный момент, который нам кажется принципиальным: реальное мощное сопротивление (массовые протесты) не может возникнуть  на основе защиты «обслуги» того же режима (Венедиктов и пр.),  на основе защиты маргинальных  групп (ЛБГТ и пр.),  на основе поддержки отдельных лидеров (Навальный) — это было и является лишь тратой энергии и людского ресурса, которого безумно мало осталось в России для протеста. Массовый протест возможен только на базе защиты социальных прав массы населения. Целью должно быть уничтожение самой мафиозной системы власти, а не косметические операции (мифическое «продолжить и углубить реформы») — в противном случае страну не спасти.

Необходима региональная повестка дня (лозунги реальной федерализации, «хватит кормить Москву!», требование, чтобы ресурсы не «отжимались» в пользу правящей мафии, а способствовали нормальной жизни людей на местах).  Лозунг «дайте жить среднему и малому бизнесу!» — снятие излишнего налогового бремени с бизнеса, который честно ведет дела. Разрушение коррупционных схем, в т. ч. связанных с бюджетом. Социальные гарантии для фрилансеров (т.е. «прекариата»). Восстановление социальных гарантий для профсоюзов на предприятиях традиционного типа.

Может ли быть опорой сопротивления традиционная интеллигенция? Здесь сложнее. Есть смысл рассчитывать на часть оппозиционно настроенных ученых из РАН,  часть оказавшихся сегодня под ударом работников сферы образования и медицины – из них может в перспективе сформироваться интеллектуальный центр сопротивления. Но здесь необходим конкретный подход, ибо многие представители интеллигенции были либо развращены режимом, либо заражены вульгарно-псевдолиберальной идеологией, вплоть до неоницшеанства и новейших вариаций фашизма.

Февраль 2015.



[1] Термин, употребляемый А.В. Бузгалиным – ред.

[2] Национально-освободительное движение, создано в 2015 – Ред.

[3] Гипербола. При Александре III был казнено не более двух десятков чел., при Николае II из примерно 1300 смертных приговоров исполнили ок. 890. – Ред.

[4] Точнее, псевдолевые – ред.

 

← Назад