Александр ЗИМБОВСКИЙ ХРОНИКИ РАБОЧЕЙ БОРЬБЫ

23 сентября 2015 - samoch

Июнь 2015. Череповец (Вологодская обл.): работникам грозят массовые сокращения

Когда-то в советское время Череповецкий металлургический комбинат, как и многие другие заводы, был построен общим ударным трудом и работал на благо народа. Ныне комбинатом владеет некий А.А. Мордашов[1]. По какому праву? Вопрос интересный. Ну, наверное, по праву самого сильного, точнее, самого хитрого, а если уж быть совсем точным, то по тому же праву, по которому самая  ловкая помоечная крыса владеет самым жирным куском. Впрочем, есть сведения, что Мордашев является не главным крысиным королем, а публичным лицом другой крысы, побойчее и пожирнее. Суть происходящего от этого не меняется. Людям незачем ждать от крыс чего-то хорошего.

Вообще-то, официальная средняя зарплата на Северстали 50 тыс. руб. Но средняя зарплата – это как средняя температура по больнице: зарплата работника намного уступает зарплате управленца самого низкого звена, а об управленцах более высоких звеньев лучше вообще не говорить. Впрочем, по мнению менеджмента, даже того, что получается, для работника тоже много, поэтому для понижения зарплаты применяются следующие технологи:

– Индивидуальная. Работнику говорят, что его должность сокращается и предлагают перевестись на другую с низшей оплатой, иногда это повторяется многократно. Притом что настоящие сокращения в соответствии с законодательством РФ происходят совсем не так. Как минимум, работника следует под роспись ознакомить с письменным уведомлением о сокращении его рабочего места. В данном уведомлении должна содержаться ссылка на конкретный приказ о сокращении штата с указанием номера приказа и т.п.[2], и каждый работник имеет право ознакомиться с этим приказом. Переводить работника на должность, также подпадающую под сокращение, категорически нельзя – это противоречит смыслу ст.180 ТК РФ. Таким образом, действия, предпринимаемые «шестёрками» гендиректора, являются не чем иным, как мошенничеством с целью неоправданного ухудшения условий труда и снижения зарплат.

– Массовая. В настоящее время во вспомогательные дочерние предприятия выведена значительная часть трудового коллектива. Несмотря на то, что работники дочерних предприятий работают на том же комбинате и так же необходимы для производственного процесса, зарплата у них намного ниже.

И это ещё цветочки: по имеющейся информации, планируется сокращение примерно половины трудового коллектива. В прошлые сокращения, гораздо менее масштабные, людям сначала выплачивали пособие в размере 70% от среднего заработка, а потом и вовсе по тысяче – у области, мол, нет денег. Впрочем, милостиво предлагали устраиваться на общественные работы – махать метлой за 11 тыс. руб. в среднем. А ведь сокращаемому работнику по закону обязаны платить выходное пособие в размере среднего месячного заработка, а также в течение двух месяцев пособие в размере среднего месячного заработка (ст. 178 ТК).

При ещё более масштабном сокращении деятельности основного предприятия, на котором завязана вся экономика области и с которого идут основные отчисления в бюджет, денег будет ещё меньше, даже на оплату общественных работ не хватит. К тому же, после резкого сокращения деятельности градообразующего предприятия и, соответственно, количества денег на руках у населения и сокращения спроса, значительной части городского мелкого и среднего бизнеса также придет конец – значит, и найти новую работу станет намного труднее, чем сейчас.

История рабочего движения постсоветской России не знает ни одного случая, когда массовые сокращения удавалось бы затормозить одними обращениями в государственные органы со ссылками на законодательные акты. Максимум что удаётся сделать через прокуратуру и трудинспекцию, это добиться положенного по закону пособия. Но жалоб самих по себе не достаточно. Вот если люди выходят на улицу, до властей доходит, что за неумелое хозяйствование можно получить хорошего пинка.

Так, после того, как работники остановленного в 2009 «Пикалёвского глинозёмного завода» перекрыли федеральную трассу, в город приехал «нацлидер», после чего в городской бюджет было влито достаточно денег для купирования кризисной ситуации[3].

После того, как в том же 2009 работники АвтоВАЗа в Тольятти вместо того, чтобы массово искать новую работу, организовали несколько массовых митингов и потребовали национализации (действительно, почему заводом, созданным всем народом, должны управлять разваливающие его криворукие воры?) в город тут же выехал представитель Президента по округу г-н Шувалов. В итоге банкротство «АвтоВАЗа» было предотвращено, масштаб сокращений уменьшился в несколько раз, большинство сокращаемых получили солидные компенсации[4].

Понятно, что когда сыплется градообразующее предприятие, а вместе с ним городская и областная экономика, объединиться и выйти на протест не так уж и просто, но… Это всё-таки значительно достойнее, чем страдать от накликанной властями социальной катастрофы. Из такого положения единственный выход – сопротивление!

Июнь-июль 2015. Как строят метро или рабочая солидарность против воровства «олимпийских» размеров

Когда уже более двух лет, несмотря на рост цен, зарплата даже не остается прежней, а постоянно снижается (за счет уменьшения премий, снятия надбавки за выслугу, других надбавок), когда даже то, что есть, выдают с опозданием на месяц-другой, когда работников периодически привлекают к сверхурочной работе в выходные и потом «забывают» эту работу оплатить, когда городские власти перечисляют ( или заявляют что перечисляют) на расширение метро миллиарды, но по дороге к рабочим эти миллиарды куда-то бесследно исчезают – в сердцах людей зреет гнев. И когда вороватая наглость начальства превышает пределы терпения – гнев прорывается наружу!

Мэр столицы С. Собянин называет московское метро стройкой века. Он говорит, что к 2020 году в Москве будут запущены 70 новых станций, 150 километров линий, в том числе третий пересадочный контур протяженностью 42 километра, обещая, что на всё это будет выделяться ежегодно 100 млрд. рублей.

Только вот казус: до людей, непосредственно строящих метро, слова Собянина доходят в полном объеме, а вот рубли, увы, нет… Автору материала не известно, выделяются ли эти деньги в заявленном объёме, теряются ли по пути или происходит и то, и другое, но с годами количество доходящих рублей всё уменьшается и уменьшается – это факт.  В лучшем случае заплата остается такой же, как и была 10 лет назад. Это притом что десять лет назад 40-50, а тем более 30 тысяч «весили» намного больше. А то она и вообще упала – потому что снимались надбавки за выслугу, за работу в вечерние и ночные часы, за вредность. Отпускные хронически выдают после отпуска. Работников привлекают к сверхурочным работам и сплошь и рядом забывают их оплачивать. Спецодеждой и инвентарем работников обеспечивают так, что им периодически приходиться самим зашивать варежки, за свой счёт покупать перчатки, сапоги, гаечные ключи.

Ели человек осмелиться, получив производственную травму, официально её оформить, за это всю бригаду наказывают на 5-10 тысяч каждого. Каким образом? И тут мы переходим к одной из самых неприятных проблем. Система начисления зарплат на СМУ-5[5], как впрочем, и в других СМУ Метростроя, достаточно странная, не понятна работникам и даёт возможность работодателю в любой момент залезать работнику в карман. «Мы примерно понимаем, как складывается зарплата, – говорят работники, – а вот из чего? Вот есть тариф 19 тысяч, его так или иначе выплачивают. И есть премиальная часть, сдельная. Откуда берутся наряды, планы, расценки? Почему зарплата скачет по непонятным нам причинам? Отчего, например, в СМУ-5 и в СМУ-2 цена чеканочного шва разная?». Можно сделать вывод, что, поскольку зарплата не росла уже десять лет, то либо нормативы существенно устарели, либо считают не по ним, а каким то иным способом.

Далее. Мало того, что зарплата проходчиков всё сильнее отстает от роста цен – её стали выдавать со всё бóльшим опозданием. Началось это после Зимней Олимпиады-2014. Видимо, «олимпийские» технологии прокрутки и распила зарплатных денег показались метростроительным менеджерам привлекательными и были пущены в ход. Сначала зарплату задержали на две недели, потом на месяц, потом на два. Тут терпение у работников СМУ-5 лопнуло.

20 июня проходчики работающие на строительстве второго зала «Петровско-Разумовская», объявили забастовку. Люди, разъярённые систематическими задержками зарплаты месяцев вышли на поверхность и остановили работу. Приехало телевидение. Забегало и заговорило начальство. 

«Сложившаяся ситуация – это чрезвычайное происшествие. Мы выполнили все расчеты с компанией «Мосметрострой», а дальнейшие невыплаты рабочим полностью лежат зоне её ответственности», – тотчас прокомментировал агентству "Москва" первый заместитель руководителя Департамента строительства Москвы П. Аксёнов. Прокуратура заявила, что проведёт проверку деятельности руководства СМУ-5. Естественно, и само руководство СМУ-5 и Метростроя примчалось на место происшествия. Гендиректор СМУ-5 Б.  Славутин и гендиректор ОАО «Московский Метрострой» С. Жуков обещали погасить половину задолженности за май уже на следующий день, т.е. 21 июля. До конца недели – полностью, затем приступить к погашению долгов за июнь.

Зарплату за май, действительно, дали. Затем, видимо, решив, что работники СМУ-5 за неделю остыли, начальнички стали не спеша выдавать часть зарплаты за июнь. Однако, глянув в обретённые квитанции, работники выяснили, что зарплату урезали на 30% (!). Причин не объяснили, а некоторым сказали прямо – в наказание (!) за забастовку. «Нашими деньгами работодатель откупился от прокурора», – комментируют произошедшее работники СМУ.

Выбор, стоящий перед рабочими в настоящее время, достаточно серьёзен. Смириться с безобразием – значит смириться с тем, что и дальше зарплату будут задерживать. А система, по которой оная зарплата рассчитывается, будет всё более странной.

23 июля. Итак, задолженность по зарплате за май была оперативно ликвидирована, однако теперь начальство пытается заставить работников «заплатить» за это. Во-первых, зарплата за июнь была урезана, при этом выяснилось, что это наказание за стачку. Как мы уже отмечали, система начисления зарплаты на СМУ Метростроя «покрыта неизвестным мраком темноты», по выражению деда Щукаря[6]. Это облегчает манипуляции. Во-вторых, переставали давать отпуска. Заявили: денег нет, хотите – берите за свой счёт. В довершение всего, пошли проблемы с нарядами. «Наряд на работу дают, а техники, необходимой для его выполнения – нет! Или она бездействует, – поясняют работники. – К примеру, нет сжатого воздуха для отбойных молотков – ковыряйся ломом и лопатой, как угодно. Дело-то движется. Ну, как если бы ты шёл пешком из Москвы в Петербург – ясно,  что дойдешь. Но на машине-то быстрее! А они говорят: вот вам в Питере надо быть послезавтра». Падение производительности, вызванное разгильдяйством администрации, разумеется, повлияет на оплату. Впрочем, оно может быть и спровоцировано.

Конечно, начальство можно понять. Сначала они разворовывали деньги, потом из-за забастовки им, беднягам, срочно пришлось раскошеливаться. Да ещё и пуск станции от них срочно требуют. На саму станцию деньги ещё выделяют (там у многих зарплата где-то по 45 тысяч), а работу на остальных участках придерживают, чтобы платить поменьше.

Впрочем, манипуляции с нарядами – не единственный способ такой «экономии». Некоторых рабочих, наоборот, заставляют работать «за себя и за того парня», который уволился из-за всех этих издевательств. «Вот допустим, раньше шли три бригады. Мы вяжем арматуру. За нами идут те, кто опалубку сколачивают, задняя бригада бетон заливает. Средние уволились. Так нам говорят: вы еще и опалубку ставьте. А деньги те же», – возмущаются рабочие.

Такие действия начальства являются прямой агитацией за создание независимого профсоюза – не той донельзя продажной и бюрократизированной ФНПР, которая поддакивает всем действиям начальства, а действительно независимого объединения людей, способных коллективно бороться против произвола.

Конечно, можно и в одиночку, пытаться познакомить работодателя с фактом существования таких структур, как прокуратура и трудинспекция. Обращение в них иногда даёт результаты и даже удаётся добиться успеха. Но гораздо чаще в индивидуальном порядке решить подобную проблему юридически не удаётся, поскольку работодатель имеет достаточно денег и связей и подмасливания правоохранительных органов. Особенно в случае проверки одиночных заявлений, когда всё тихо и к проблеме не привлечено внимание общества, когда конфликт не носит массовый характер. А вот когда работники выходят вместе, всё идёт по-другому: проще для работника и гораздо болезненнее для работодателя. Однако простым однократным выходом проблема не решается: эффективно противостоять администрации, которая постоянно ищет способа обжулить работника (в этом, собственно её работа зачастую и состоит), может только действенная структура рабочей солидарности и самообороны. Помни: аппетит приходит во время еды и, войдя во вкус, жуковатый барин наступает на права трудящихся всё больше и больше.

Так что иного выхода кроме организации независимого профсоюза нет. Работодатель своими действиями не просто «рекомендует» создать профсоюз, но и просто не оставляет иного выхода.

Август-ноябрь 2015. Административный «салют» по работникам «Салюта»

Крупнейший завод по производству авиационных двигателей АО («Научно-производственный центр газотурбостроения „Салют“») – одно из немногих инновационных предприятий, остающихся в столице. Находится под угрозой уничтожения, а на его месте планируется жилая застройка.

24 августа возле общежития завода "Салют", находящегося по адресу проспект Буденного 16, состоялся сход рабочих. Причиной послужило полученное ими неделю назад уведомление о выселении из общежития до 31 августа. Завод в свое время собирал специалистов по всей стране и предоставлял им общежитие на основе социального найма. Многие трудились на предприятии уже не один десяток лет. Всем им, в случае отказа съехать, грозят увольнением. Действия администрации предприятия являются попыткой переселить работников на койко-место в коммерческое общежитие, откуда их можно будет уже выкинуть на улицу. Протестовать вышли около трехсот человек. Во встрече приняли участие представители движения общежитий Москвы "ДОМ", а также представитель профсоюза МПРА[7]. Рабочие приняли решение бороться до конца за свое жилье, в чем им окажет поддержку движение общежитий, имеющие опыт побед в подобных конфликтах. В связи с этим, для противодействия беспределу работодателя было принято решение создать на предприятии профсоюзный комитет (отделение) МПРА и собраны заявления о вступлении в профсоюз.

На следующий день работники завода, живущие в общежитии, были вызваны на встречу с директором по производству господином Скворцовым. Этот приём был очевидной реакцией заводского менеджмента на сход жильцов. Людям ещё раз вежливо предложили переехать подобру-поздорову. Г-н директор даже заявил, что завод поможет с переездом, а также намекнул, что у тех, кто не переедет,  могут быть проблемы на работе: «кому что-то не нравится – можете разорвать трудовой договор».

Между тем, причина, по которой работники отказываются от переезда и даже от помощи в переезде, достаточно проста: во-первых, даже в лучшем случае, поскольку это предложено далеко не всем, переезд означает ухудшение жилищных условий. Одинокие просто перемещаются в клоповник по 12 коек (!) в комнате, семейные получают отдельные комнаты, но также теряют в качестве жилья, поскольку оно значительно удалено от завода: почти полтора часа пути до места работы и от школ и детских садов, которые посещают дети рабочих. Во-вторых, жильцов изгоняют из, принадлежавшего заводу дома, который передадут городу в качестве обычной коммерческой ночлежки.

Однако жильцов пока защищает от выселения ст. 7 закона «О введении в действие Жилищного кодекса»[8] и другие законодательные акты, принятия которых добились жильцы заводских общежитий в борьбе против алчности собственников и чиновников. Переселение жильцов из заводского общежития «по доброму согласию» сначала в коммерческое, а потом на улицу – одна из применяемых мошеннических схем.

О схеме мошенничества. «Письма счастья», уведомляющие о том, что они должны покинуть дом до 31 августа, были разосланы жильцам в связи с неким «представлением прокуратуры». Ни подписи, ни печати на письмах не было. Но, во-первых, при всех минусах в работе российской прокуратуры она-таки не занимается выселением граждан из жилья, это вообще может сделать только суд. Во-вторых, представления прокуратуры, а также любые постановления, определения от других государственных органов РФ и даже любые законные распоряжения, имеющие хождение внутри коммерческих структур, оснащаются подписью и печатью. Вместо того в форме анонимной «черной метки» высылаются заведомо незаконные писульки, под которыми их авторам даже подписаться страшно – а вдруг привлекут!

Однако «Салют» выпускает не конфетти и фейерверки, а делает двигатели для реактивных истребителей. Получается, что, с одной стороны, говорят о возрождении российской промышленности, об укреплении ВПК, а с другой – высококвалифицированных работников оборонного предприятия в массовом порядке выживают с работы, создавая трудности с жильём: зарплата на «Салюте» не так уж велика, частным порядком жильё не снять. Это не может не вызывать вопросов, причём таких, ответы на которые очевидны.

29 августа года жильцы общежития пришли в приёмную Президента РФ. Было передано обращение работников, развернуты плакаты: «Президент, нужны ли родине крылья?»[9],  «Мы честно заработали наше жильё». «Мы строим самолёты – нас гонят на улицу!» Работники очень надеялись, что выслушавшие их представители аппарата Президента соизволят предпринять что-нибудь для спасения трудового коллектива в обещанный срок 30 дней.

Тем не менее, уже 1 сентября жильцов общежития вызвали в отдел кадров «Салюта» и заявили, что якобы в недельный срок Росимущество планирует взломать двери комнат, в которых они живут, и выкинуть вещи на улицу. Встаёт вопрос, знают ли власти о том, что человек может быть выселен только по решению суда и о том, что взламывать чужое жилище – это уголовное преступление, попадающее, как минимум, под статью 330 УК («Самоуправство»), или же закон им не писан? Наверное, знают, но надеются, что часть жильцов, не выдержав морального давления, съедет. Тогда их комнаты могут стать «законной добычей» обнаглевших чиновников.

Ещё господа из отдела кадров «порадовали» жильцов, заявив, что дом идёт под снос. Но почему тогда в доме идут работы по телефонизации и установке интернета? Использование их жилья под гостиницу – то ли для менеджеров из Объединённой авиастроительной корпорации (есть такая утечка информации), то ли просто в коммерческих целях – признано господами столоначальниками гораздо более полезным, чем сохранение уникальных рабочих кадров.

6 сентября у жителей общежития отключили воду. Сначала было объявлено, что произошла авария и что воды не будет сутки, ввиду проведения ремонтных работ. Вернувшись с работы на следующий день, рабочие завода не обнаружили ни воды в кранах, ни ремонтников в подъезде. Как выяснилось, авария действительно, была. Но из-за утечки воды в одной из квартир воду отключили во всём доме, причём и холодную, и горячую. Воды не было двое суток, и большую часть этого времени ремонтные работы не велись. ЖКО зашевелился только под вечер второго дня, после того, как им стали начали звонить не только жильцы, но и депутаты.

9 сентября. Визит делегации «подвешенных» жильцов в Роскомимущество. По итогам разговора с его представителем выяснилось, что он знает закон лучше, чем господа из кадрового центра "Салюта". Постоянно ли это знание, либо господа из Росимущества вспоминают, что людей нельзя просто так, взять и выкинуть на улицу, только когда эти люди приходят на приём коллективно, да ещё с видеокамерой – автору материала неизвестно. Тем не менее, представитель заверил жильцов, что никакие незаконные действия типа выселения без суда предприниматься не будут. Более того, на сайте Росимущества было официально вывешено следующее заявление:

«Согласно действующему законодательству объекты жилищной инфраструктуры приватизируемых предприятий подлежат безвозмездной передаче в собственность муниципалитетов. С целью своевременного исполнения данного законодательства Комиссией Территориального управления с 08 апреля по 03 июля 2015 г. проведена проверка фактического использования Объекта и составлен акт № А 14/211 от 23.07.2015. …ДГИ (Департамент городского имущества – ред.) г. Москвы письмом от 03.09.2015 № ДШ-1-300815/15-1 сообщил об отказе в приеме Объекта в собственность г. Москвы. Следует отметить, что это не первый случай, когда ДГИ г. Москвы отказывается принимать в городскую собственность жилые дома и общежития приватизируемых предприятий. Аналогичная ситуация сложилась с передачей общежитий по адресам: Москва, 1-й Грайвороновский пр., д. 7, 9, 9А и ул. Ставропольская, 17. Отказываясь принимать подобные объекты в городскую собственность, ДГИ г. Москвы создает препятствия для решения жилищных проблем граждан. Тем не менее, Росимущество готово оперативно обеспечить передачу жилых объектов в собственность г. Москвы при получении необходимых согласований ДГИ города Москвы».

Остаётся добавить, что создание «препятствий для решения жилищных проблем граждан» достаточно стандартно для ДГИ. Данная контора, на тот момент носившая название ДЖП (Департамент жилищной политики), точно так же не признавала жилищные  права жильцов из другого общежития "Салюта" – по 9-й улице Соколиной горы, 9. Этих людей также пытались выселить, но наткнулись на упорное сопротивление. Когда отключили свет, люди жгли костёр перед управой, устраивали оккупацию приёмной ДЖП. Тогдашнюю главу ДЖП ВАО госпожу Бабину так и вовсе блокировали в машине. Она смогла уехать только под полицейским конвоем.

В настоящее время жильцам д. 16 по Будённовскому проспекту, видимо, придётся воспользоваться рецептом своих коллег по заводу. Или снова уповать на «ручное управление» – российскую «манну небесную»…

19 октября. Салютовцам отключают газ.

В тот день поутру начальник ЖКО Мовсесян Л.И., поднаторевшая за время своей работы на коммунальном беспределе, сегодня вновь почтила рабочих "Салюта" своим вниманием. По телефону она сообщила, что жителям с проспекта Будённого 16 сегодня отключат газ. «А если мы не откроем двери?» – спросили жильцы. В ответ: «Будем взламывать».

В полдень, действительно, подъехал МОСГАЗ. Его сотрудники на вопросы жителей дома, каким образом вообще правомерны такие отключения в зимнее время, ответили, что по их сведениям в доме уже никто не проживает и… приступили к вскрытию квартир с использованием газосварки.

У рабочих "Салюта" заканчивалась рабочая смена…

P.S. Для переселения заводским рабочим были предложены койко-места в коммерческих общежитиях, для семейных – комнаты, в которых едва помещается одна кровать. Жильцам, отказавшимся принять такие предложения, были обещаны проблемы по работе, заваривание дверей в их отсутствие, выкидывание вещей на улицу, в октябре сотрудники Мосгаза в ряде квартир общежития обрезали газ.

Глава Управы Соколиная Гора, Аксёнов А.П., 20 октября пообещал жителям, что обратится в ДГИ, чтобы дом был принят на баланс города. Если город признает дом своим, его жители получат возможность заключения социального найма и спокойного проживания в нём далее, не опасаясь новых попыток выселения.

Тем не менее, 5 ноября слесарь-ремонтник 35-го цеха завода "Салют" В.Ф. Шептелуть вернулся из отпуска домой… к опечатанной двери своей квартиры № 8 по проспекту Будённого 16. Оказалось, ему «надлежало» освободить место и переселиться в другую квартиру в соседнем корпусе, куда ЖЭК собирается укомплектовать до 11 человек. И без оформления документов.

Перед дверью квартиры собрались салютовцы и представители Движения общежитий Москвы. У жителей в руках было постановления Прокуратуры по их дому, в котором было написано, что "расселение граждан производится только в добровольном порядке". Пока хозяина отпаивали таблетками и приводили в чувство, его друзья поменяли замок, чтобы Шептелуть мог сам распоряжаться своим жильём без помощи сомнительных начальничков, опечатывающих квартиры в отсутствие жителей. "Защитим жильё от жулья!" – для салютовцев давно уже стало не только лозунгом, но и повседневными солидарными буднями.

 


[1] Мордашов А.А., генеральный директор ОАО «Северсталь», контролирует 79,2 % акций компании – ред.

[2] Ст. 25 Закона РФ от 19.04.1991 № 1032-1 (в ред. от 30.11.2011).

[3] На наш взгляд, это был паллиатив, издержки «речного управления». Вряд ли нынешняя власть способна научиться «умело хозяйствовать» после этого. – Ред.

[4] Угроза массовых сокращений на АвтоВАЗе стала хроническим явлением, тем более в условиях грянувшего в 2014-2015 нового кризиса. – Ред.

[5] Строительно-монтажные управления Метростроя, в Москве их два десятка. – Ред.

[6] Персонаж «Поднятой целины» М.Шолохова – ред.

[7] Межрегиональный профсоюз «Рабочая ассоциация» – межотраслевой профессиональный союз,  до 2013 Межрегиональный профсоюз работников автомобильной промышленности (тоже МПРА), учреждён в 2006 и объединял в то время работников предприятий автомобильной промышленности, а также смежных отраслей, в том числе станкостроения, химической и лакокрасочной промышленности, энергетики, металлообработки и др. – Ред.

[8] Федеральный закон № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» от 29 декабря 2004.

[9] Невольно вспоминается риторический вопрос одного из мошенников в рассказе О’Генри «Вождь краснокожих»: «Куда смотрит президент?» – Ред.

 

← Назад