Кардаил Владимир Архаика смысла

22 января 2017 - samoch
article3612.jpg

Это вторая и последняя статья автора о роли религии в современном обществе. Он отнюдь не считает себя специалистом в этой области. Тем не менее, здесь затронут целый ряд спорных проблем, достойных размышлений политиков и социологов. 

Сущность веры – в дополнении знания его отрицанием

М. Веллер. Всеобщая теория всего

 

 

 

 

 

Согласно Библии, Бог создал человека по своему образу и подобию. Переход к своеволию человека, к его «отвязности» от Бога и приобщению к Знанию, произошёл в связи с его «грехопадением». Однако вся логическая цепочка рассыпается, если признать, что продолжение жизни не является грехом. Между тем, понятие о первородном грехе является одним из постулатов монотеизма (иудаизм, христианство, ислам). Отрицание греховности деторождения отрицает и монотеистическую религию. Более того, грехом в переводе на язык права является как раз обратное: препятствие к естественному продолжению жизни, насилие и убийство. Отвратительны потуги церкви покуситься на право женщины продолжить или прервать жизнь зачатого – по ранней неопытности, а то и в трагических ситуациях – ребёнка. Собственно, это попытки вернуть дискуссию ко временам тоталитаризма, когда учёным медикам удалось-таки добиться отмены запрета на аборты, существовавшего с 1936 по 1955. Об этом написан прекрасный роман Л. Улицкой «Казус Кукоцкого». Топчемся на месте? Ходим кругами? Убогие поползновения идеологов РПЦ отвлекают от решения куда более серьёзных социальных проблем, влияющих на рождаемость и качество жизни. При этом люди с недоумением взирают на возведение новых церквей при массе полуразрушенных старых, когда только в Москве более 60 тысяч семей нуждаются в жилье. 

В противоположность религиозному мировоззрению выдвинуты известные аргументы. Указано на противоречивость и ложность библейских представлений о мироздании («небесная твердь», спутники-светила, спасение «всякой твари по паре» на Ноевом ковчеге и т.п.). Подмечены «конструкционные» несовершенства человеческого тела, созданного якобы по образу и подобию Бога, и пр. «Мы знаем, что думает Бог», – чванливо расписался за всех попов о. Всеволод Чаплин, имея в виду сомнительные библейские «откровения» (интервью в «Новой газете» от 26.01.2016). Учёные же не устают повторять: для объяснения мира сущность Бога излишняя.

В свою очередь, религиозные адепты твердят о недоказуемости как существования Бога, так и его несуществования.  Однако бремя доказывания лежит на тех, кто верит в божественную сущность – но доказательств они предъявить не могут[1]. Насаждая официальное православие, власти не считают себя обязанными убедить разумное общество в целесообразности своих мировоззренческих пассов, назначение которых очевидно: сохранение узурпированной власти путём одурачивания населения.

Монолог на скрипучем снегу[2]

Тем не менее, на мой взгляд, стоит выделить несколько аргументов, позволяющих продемонстрировать ничтожность современной роли религии, чтобы поставить её на подобающее место и умерить аппетиты церковнослужителей.

1.      Изнанка разума

Эволюция человеческого разума ведёт, с одной стороны, к повышению границы непознанного и совершенству научного инструментария, с другой – к отведению нерациональной, мифологической стороне человеческого мировоззрения, ограниченной резервации для отправления каких-то полезных для общества нужд (утешение одиноких, больных, благотворительная деятельность, цивилизационное миссионерство и пр.). При этом следует учесть, что иррациональное, повторяем, есть имманентная сторона разума, изнанка, и попытки уничтожить его, как Ленин мировую буржуазию, бессмысленны.

2.      Демиург – эволюция

Сложность биологических существ – притча во языцех. Конструкционная разработка, т.е. «сотворение всего живого и человека» по Библии, невыгодна. Богу, если бы он существовал, было бы рациональнее предоставить это дело эволюции – сам бы ни он, ни даже целое его «конструкторское бюро», не справились. В этом смысле деизм более приближен к истине, чем теизм[3].

3. Кибернетический запрет

Бог по определению вездесущ и всемогущ, в жизни не наблюдается ни того, ни другого. Все «чудеса» остались в мифологии прошлого и в принципе не повторяемы – разве что путём наглого мошенничества. Для проявления «милости божьей», «наказания свыше» и пр. необходимо наличие прямой и обратной связи. Ни одна небесная канцелярия такого потока связей с миллиардами живых существ не выдержит.

4.      Космологический

Основной удар по картине «божественного» мироздания нанесла ещё прорывная астрономия, доказавшая наличие других звёздных систем, галактик, вселенных и опрокинувшая богоцентричность. Как поделить бога между ними? Свой бог у каждой звезды, галактики, вселенной?

5. Релятивистский

Сигнал к Всевышнему и обратно идёт  физической скоростью, не могущей превышать скорость света. Соответственно, удалённость гипотетического Бога от планеты вызовет соответствующее замедление сигнала на пути туда и обратно, что, опять же опрокидывает положение о вездесущности и всемогуществе, т.е. саму суть мифа. Обратное в науке назвали бы нарушением причинно-следственных связей.

         6. «Трудно быть богом»

Бесконечность Вселенной предполагает наличие жизни и других цивилизаций в других звёздных системах. Гипотетическое наличие более высокого разума, чем наш, объясняется не некоей его «божественной природой», а более высокой (а то и на порядки более высокой) ступенью развития. Следствие: подверженность религиозным догмам унижает человеческий разум, доселе не знающий примеров высшего уровня познания[4].

7. Нравственный (отличать от «нравственного императива» Канта)

Создав человека, по Библии, Бог явился к людям в теле Иисуса. Возникают вопросы. Первый: мог ли он затем бросить человечество на произвол судьбы? По определению Всевышнего, такое не может иметь место, он продолжал бы следить за нами – иначе приходится констатировать его фактическое отсутствие как нерадивого отца – чего ради тогда ему молиться?

Второй вопрос: будут ли (или могли быть) его повторные приходы к людям? По Достоевскому, который смоделировал второе пришествие в легенде о Великом Инквизиторе, оно в любом случае окончится провалом, поскольку его объявят самозванцем сами же христиане (по легенде – Инквизитор, который счёл появление живого Христа в обществе неуместным), ну, а за ними, естественно, психиатры. ХХ век с его чудовищными катастрофами и преступлениями наверняка и неоднократно провоцировал Христа не такое пришествие. Но что-то мы в ХХ веке ни разу не стали свидетелями спасения людей от геноцида и прочих «геополитических катастроф». Либо Бог не всеведущ, либо не всемогущ, либо ни то ни другое, что опять упраздняет смысл сущности.

8. Исторический

Монотеистические религии потребовалась цивилизации в эпоху становления монархических государств, основанных на насилии и подчинении. Власти они пришлись ко двору, поскольку пошли в ход мифы о её «божественном происхождении», распространяемые жрецами церкви. Демократическая эволюция привела к упразднению самодержавной власти или превращению её в безвредные для общества конституционные формы монархии. Соответственно, функция эта отпадает на наших глазах вместе с крушением последних империй и авторитарных режимов.

9. Духовный

Духовность не есть возвращение в лоно «правильной религии», как это представляют церковники (патриархия нудит о «кризисе образования и духа»). Новое понимание духовности в России возникло из противопоставления культуры (наследованной от дореволюционного периода) и бескультурья – власти «охлоса», которую представляла советская бюрократия. Духовность в таком понимании всё менее и менее нуждается в религиозном объяснении сущего – этаких идеологических костылях при разуме. Более того, убогость религиозных представлений о власти, прогрессе, науке и технике, общественном устройстве становится тормозом общественного развития – и тем более, чем бессовестнее защищают узурпированную власть церковные служители и чем судорожнее цепляется эта власть за консервативные идеологические подпорки.

10. Угрозы века

Эти новые угрозы, с которыми уже сегодня вовсю приходится иметь дело в числе прочих, состоят в использовании непредсказуемыми государственными лидерами религиозного фактора. Другими словами, даже если считать всех православных, католиков и пр. христиан искренне верующими (что далеко не так), высказываются небезосновательные опасения, что христианская культура в течение нескольких десятилетий сойдёт на нет и будет поглощена теми же исламистами, а на Востоке – другими соответствующими религиями. Выход – в пропаганде науки и культуры, нуждающейся не в отправлении мракобесных культов, а в демократии и цивилизационном сотрудничестве. Возможно, единой целью человечества явится экспансия на ближайшие планеты и другие солнечные системы, что позволит цивилизации уцелеть перед неминуемой (всякая цивилизация ограничена во времени своего существования) естественной гибелью, которая может произойти по многим причинам. Одна из них довольно скорая – если мы не сумеем договориться между собой о мирном цивилизационном развитии и создадим условия, при которых невозможно применение оружия массового поражения.

Вывод: религия, окончательно дискредитировавшая себя в ХХ веке, сегодня становится непроходимым препятствием на пути выживания человеческой цивилизации, и мы либо преодолеем это препятствие, всем миром спасём жизнь на Земле и двинемся дальше, либо разумная жизнь иссякнет в ближайших поколениях наших внуков и правнуков.


[1] По правилам формальной логики: если что-то в материальной жизни не очевидно (микроб, Бог), то перед первооткрывателем стоит задача доказать, что оно, не видное воочию, есть. То, что не удаётся доказать, в расчёт не принимается как лишняя сущность.

[2] Чтобы не повторяться. У В. Шукшина был «Монолог на лестнице».

[3] Теизм в узком смысле, в отличие от деизма, полагает, что Бог не только является творцом мира, но и принимает непосредственное или опосредованное участие в его управлении.

[4] НЛО не в счёт, поскольку контакта как такового не происходит.

← Назад